Наиболее ярко идейные устремления эпохи нашли отражение в каменном культовом зодчестве, игравшем в те времена ведущую роль. Превращение Руси в могущественное централизованное государство и потеря в связи с этим политической власти удельными князьями, рост государевых городов и увеличение посадского населения изменили состав заказчиков культовых сооружений. Усиление общественной роли посада способствует распространению в XVI в. небольших каменных приходских церквей, строившихся на средства прихожан и часто с их непосредственной помощью.

Каменные храмы, как правило, заменяли более древние деревянные, отражая характерные черты народного зодчества, его живописность и мирскую интимность. Подобно литературе того времени, как бы приблизилась к народу и «заговорила» с ним более понятным ему языком. Сдвиги во всех сферах общественного сознания находят отражение и в поисках новых идейно-художественных решений, воплощение которых опирается на совершенствующуюся строительную технику.

Одним из первых бесстолпных посадских храмов была церковь Трифона в Напрудном пер. в Москве, датируемая концом XV — началом XVI в. Квадратное в плане внутреннее пространство храма со стороной чуть менее 6 м перекрыто крещатым сводом. Это оригинальное перекрытие представляет собой сомкнутый свод с крестообразно врезанными распалубками. В результате образовалась жесткая пространственная система из пересекающихся криволинейных поверхностей, способная воспринять нагрузку барабана с главой. Объемно-конструктивная структура храма получила логическое выражение на фасадах: крестообразно расположенные распалубки завершены снаружи приподнятыми килевидными арочками, а угловые пониженные участки сомкнутого свода закрыты полуарками. Образованная таким образом трехлопастная кривая обеспечивала достаточно хороший отвод атмосферных осадков.

Бесстолпные храмы, удобные для отправления церковных служб и достаточно экономичные, получили широкое распространение не только в посадском строительстве. Они сооружались и как вотчинные храмы (церковь в с. Юркино, начало XVI в.), и как монастырские (Старый собор Донского монастыря, 1593 г.).

Творческие искания, особенно характерные для посадских кругов, нашли отражение в различных вариантах бесстолпных храмов: со звонницами и без них, с крещатыми и ступенчатыми сводами, с трехлопастным завершением и рядами кокошников. Храмы с кокошниками определяют основное направление в массовом культовом зодчестве XVII в.

Не останавливаясь на рассмотрении отдельных памятников, отметим общий характер эволюции построек данного типа. К концу века наблюдается стремление располагать здания на каменных подклетах, что придавало им репрезентативный вид, а главное — позволяло использовать каменные основания для хозяйственных целей. Более широкие основания служили гульбищами или галереями, объединявшими храм с приделами, которые обычно располагались симметрично с севера и юга от основного объема.

Композиция храмов уже складывается из группы объемов и приобретает более живописный характер. Живописнее становятся и завершения храмов с большим количеством кокошников, из которых вырастает глава. Нижний объем четко ограничивается карнизом и членится лопатками на три части. Вся пластическая система членений приобретает как бы налет ордерной системы, отражающий влияние форм Архангельского собора в Москве.

Переход на из кирпича и введение единой меры на «государев кирпич» способствует стандартизации архитектурных профилей. Кирпич становится модулем для декоративных деталей, которые согласовываются с его размерами. Устанавливается и набор наиболее распространенных архитектурных обломов, выполнявшихся в кирпиче. Он включает полочку, вал, четвертый вал и выкружку с полочкой. Классическая основа этих профилей претерпевает изменения, связанные с хрупкостью кирпича. Обломы не имеют правильной геометрической формы, вместо циркульных очертаний применяются скругленные углы.

Наравне с посадским культовым строительством ведется и государственное. Возводятся монументальные пятиглавые соборы, призванные демонстрировать могущество Московской державы. Сооружаются величественные храмы под Новгородом в Хутынском монастыре (1515 г.), в Ростове Великом (начало XVI в.), в Даниловом монастыре Переславля-Залесского (1532 г.), в московском Новодевичьем монастыре (1526 г.) и в других старых феодальных центрах и монастырях. Эти храмы, отражающие претензии Москвы на роль вселенского православного царства, сооружались под большим воздействием архитектуры кремлевского Успенского собора.

В Ростове Великом — центре родовитого боярства, этой реакционной силы, боровшейся против объединения русских земель, возводится на основании древнего белокаменного собора новый Успенский собор. Шестистолпный пятиглавый собор сохраняет не только типологическую схему своего кремлевского прототипа, но и внешнее сходство с ним. Однако ростовские мастера творчески переработали московский образец. Кирпичные стены с белокаменными лопатками ростовского храма не столь величественны и лаконичны, как в кремлевском Успенском соборе. Они сильно расчленены горизонтальными тягами, которые пересекают лопатки и сдерживают динамику вертикального развития. Декоративно-пластическое начало преобладает над структурно-пространственным, что наблюдается и в других памятниках.

Но наиболее новаторское направление в каменном зодчестве XVI в. представляют столпообразные шатровые храмы. Их появление связано с подъемом национального самосознания, с образным отражением силы и гордости нации, скинувшей ярмо иноземного гнета. Любимые народом деревянные шатровые постройки послужили прообразом каменных храмов. Большинство шатровых церквей носило мемориальный характер и было связано с важными государственными событиями.

Новые общегосударственные задачи, требования обеспечения безопасности обусловили развитие оборонительного строительства и градостроительной деятельности, появляется необходимость в организации специальных строительных учреждений и перестройке архитектурно-строительного дела. Возникшие Пушкарский приказ и позднее Приказ каменных дел (1584 г.) ведали всем строительством в государстве. Централизация строительства потребовала соответствующих средств информации и учета осуществлявшихся строек. Появляются зачатки технической документации в виде схематических «чертежей с росписью» (пояснительной запиской) и «сметных росписей». Вводится единая мера на «государев» кирпич (7X3X2 вершка) и нормируются размеры белого камня. Повышается значение и роль зодчего. В летописях гораздо чаще стали упоминаться имена мастеров, создавших выдающиеся произведения.

Ломка косных местнических традиций, участие в общественной жизни посадского населения и служилого дворянства приводят к смелым творческим поискам и отходу от канонических типов культовых сооружений, чему способствуют и притязания русской церкви на главенствующую роль в православии.

Социальные сдвиги, связанные с борьбой самодержавия против крупновотчинного боярства и утверждением единовластия, приоткрывали доступ в идеологическую сферу более демократичным торгово-ремесленным слоям населения. Это способствовало проникновению в искусство народных художественных идеалов и обращению зодчих — выходцев из народа — к животворным истокам деревянного зодчества. Сложнейшие общественные явления рассматриваемой эпохи создали предпосылки для возведения необычных мемориальных храмов-монументов. Новые типы каменных столпообразных шатровых храмов, своеобразная композиция и художественные образы которых своими корнями уходят в народное деревянное зодчество, выражали патриотические идеи объединения русских земель в могущественную державу и ее окончательной победы над поработителями.

Возобновление и расширение торговых и культурных связей с другими странами, приглашение иноземных специалистов содействовали совершенствованию строительной техники. Русские каменных дел мастера создают оригинальную конструкцию крещатых сводов и шатровых кирпичных завершений, возводят грандиозные высотные сооружения и применяют унифицированные архитектурные элементы.

Русской архитектуре XVI в. принадлежит большая роль в формировании мировой художественной культуры, создании основ национального зодчества.