В наши дни интернационализм доминирует в гораздо большей степени, чем когда-либо; это явилось результатом глобализации общества и объединения Европы. Практика архитектуры сделалась в большой мере интернациональной, и не только у ведущих международных компаний, таких как Херцог и де Мейрон, чьи работы разбросаны по всей Европе, от Санта-Крус-де-Тенерифе до Котбуса, или ОМА, чья деятельность простирается от Порту до Санкт-Петербурга, но и у менее авторитетных фирм.

Наверное, сегодня радиус действия больше, чем пятьдесят лет назад, но и в прошлом архитекторы ездили по миру, обучались за іраницей, работали и заключали контракты с зарубежными коллегами. Пример — балтийский интернационализм, существовавший около 1900 года и охватывавший Стокгольм, Хельсинки, Таллин, Ригу и Санкт-Петербург.

Связи и программы обмена в этом регионе демонстрировались на передвижной выставке «Архитектура 2000», которая побывала в названных городах в 2003—2005 годах. Немецкие, финские и российские архитекторы работали в Таллине в начале двадцатого века — вот образчик интернационализма этого европейского региона. Другие примеры: австрийские архитекторы работали в Болгарии после освобождения этой страны от турецкого владычества в 1878 году, а русские архитекторы оставили свой след в Сербии после революции 1917 года.

Даже те, кто не путешествовал, имели достаточно возможностей узнавать о том, что происходило в других странах, благодаря публикациям, лекциям, выставкам. Кроме того, архитектурное образование всегда было важным источником информации.