По своей архитектуре ранние трапезные палаты намного скромнее, чем культовые постройки. Они как бы подчеркивали смирение и ничтожность земных благ перед духовной силой. Характерно реалистическое выявление конструктивно-пространственной структуры здания на его фасаде. Подклет палаты обычно отделяется простым междуэтажным пояском и имеет маленькие оконные проемы с обрамлением простейшей формы. В помещении самой трапезной окна делаются больше и с более выразительными наличниками. Здание завершается карнизом, который нередко дополняется декоративным поясом из кирпича или красных изразцов, как в трапезной Андроникова монастыря (1504—1506 гг.). Показательно размещение лопаток на фасаде, отражающее тектонический подход древнерусских зодчих и всегда конструктивно оправданное: они либо укрепляют углы постройки, либо связаны с размещением опорных частей сводов.

Сдвиги в области идеологии нашли отражение и в расширении каменного гражданского строительства. В крупных монастырях появляются кирпичные покои духовных пастырей, келарские палаты и даже общественные постройки — больницы. В древнем Суздале в конце XV — начале XVI в. строятся кирпичные епископские палаты, вошедшие в XVII в. в комплекс грандиозного архиерейского дворца. В 1552 г. в Троице-Сергиевом монастыре была возведена в кирпиче больничная палата. В далеком Кирилло-Белозерском монастыре в конце XVI в. уже, видимо, существовала «мирская» больница; она отождествляется с большой дошедшей до наших дней палатой.

Общественные здания сооружались не только в монастырях. Расширение торговых и культурных связей вызывает в Китай-городе каменных рядов (Гостиный двор, 1595— 1596 гг.), а в Кремле в 1562 г. возводится Посольская палата.

Происходят изменения и в жилом зодчестве. В традиционные комплексы деревянных хором начинают включаться каменные палаты. Для предохранения имущества, а подчас и жизни от огня богатые горожане возводят из камня

нижние этажи, служившие для хозяйственных целей. На этих каменных подклетах рубились по старинке привычные, удобные горницы с сенями, высокие терема и затейливые крыльца. Каменные основания, естественно, повторяли схемы жилых ячеек, веками использовавшихся в деревянном зодчестве. Так возникал «каменный пятистенок», выкладывалась из кирпича конфигурация «избы со связью».

Еще до сих пор в Москве сохранились жилые здания, возведенные на каменных подклетах XVI в. Например, нижний этаж величественных палат бояр Троекуровых, где в настоящее время находится Музей музыкальных инструментов, датируется XVI в.

Аналогичные изменения происходят и в монастырях, где на основе деревянных келий формируются каменные типы блокированного индивидуального жилья. Консерватизм быта древнерусских людей, закрепленный сводом правил «Домостроя», находил отражение и в устойчивости плановой структуры жилья разных социальных групп.