Среди множества деревянных жилых хором начинают появляться каменные гражданские постройки. У Фроловских ворот в 1471 г. купец Тарокан заложил кирпичные палаты. В 1473 г. митрополит Геронтий также возвел каменную палату. Строят каменные здания и другие знатные люди. Сооружаются из кирпича Трапезная палата Троице-Сергиева монастыря (1469 г.) и Казенный двор (1483 г.) в Кремле.

До наших дней дошло редкое сооружение гражданской архитектуры конца XV в.— кирпичная палата княжеского дворца в Угличе, реставрированного в XIX в. Трехэтажный объем палаты завершен восьмискатным покрытием, напоминающим новгородские храмы XIV—XV вв.; этому впечатлению способствуют и полукруглые бровки над окнами второго этажа. Кирпичные стены приемной палаты необычайно тектоничны. Их нижняя массивная часть лишена каких-либо деталей, средняя немного ослаблена проемами, а верхняя между скатами покрыта сплошным ковром орнаментальной кладки, которая зрительно лишает стену несущей способности. Узорчатые щипцы с терракотовыми пластичными вставками как бы возрождают в иных условиях и материале владимиро-суздальское каменное узорочье. Вместо изысканной белокаменной резьбы с отдельными сюжетными темами появляются скромная, народная в своей основе, «кирпичная мережка», в которой индивидуальный узор теряется в «многоголосье» орнаментального «хора», и полосы терракотовых плит с широко распространенным рисунком трилистников.

Черты народности и праздничной нарядности наблюдаются и в Рождественском соборе Ферапонтова монастыря (1490-е годы) в Вологодской области. В нем особенно наглядно отразилось взаимодействие новгородско-псковской и московской архитектуры — этих сильнейших художественных школ XV в. Расположенный на подклете, с типичными для Пскова уступчатыми сводами и настенной звонницей, монастырский храм украшен полосами узорной кирпичной кладки, керамических орнаментальных плит и терракотовых балясин.

Три яруса килевидных закомар, развивая прием раннемосковского зодчества, размещены на уступах сводов. Несмотря на приземистость основного объема и гульбища, общая композиция Рождественского собора имеет тенденцию развития вверх. Живописные соразмерные человеку объемы постепенно нарастают к центру, образуя пирамидальную группу, завершенную величавой главой.

Переход к кирпичу как основному материалу открыл большие возможности для применения близкого народу орнаментального узорочья. Неприхотливая дорожка из прямоугольных впадин, поребрика, «бегунца» (зигзагоподобного узора) особенно полюбилась северным мастерам, продолжившим традиции новгородско-псковских собратьев. Происходит также замена каменных резных деталей керамическими, изготовляемыми в деревянных формах с вырезанным узором.

Резной пояс раннемосковских храмов, сменивший аркатурно-колончатый фриз владимиро-суздальских соборов, претерпевает снова изменения. Непрерывные ленты растительного орнамента составляются из керамических плит, размеры которых увязаны с размерами кирпича и обладают значительной толщиной.

Важным для понимания общего характера развития русской архитектуры XVI в. является размещение декоративного фриза часто не в средней части стены, а в верхней как ее завершение и в основании — цоколе храма. Отказ от ярусного членения объема храма орнаментальным поясом следует связывать с ликвидацией второго яруса — хоров и стремлением подчеркнуть единство внутреннего пространства.

Усиливается также стремление к более динамичным сооружениям, отвечающим представлениям русских людей о храме — возвышенном над всем мирским. Главенство русской церкви в православном мире открыло возможности для поиска оригинальных форм культовых зданий. «Третий Рим» мог не повторять общепринятые образцы, а создавать храмы, созвучные эпохе национального и идейного самоопределения. Поэтому нет ничего удивительного, что в обители Сергия Радонежского, недалеко от Троицкого собора, в 1476 г. строится необычная Духовская церковь в новом для Москвы материале — кирпиче. Глава этого храма размещена над объемом звонницы (тип церкви «под звоны» или «под колоколы»), что усиливает динамику композиции, более стремительно развивающуюся вверх. Первоначально храм носил название Троицкого, но затем был посвящен Сошествию св. Духа. Возможно, этому способствовала необычность его композиции и стройность пучковых пилястр. Согласно летописям, эта каменная церковь была построена артелью псковских зодчих.

Талантливо сочетая в своем творчестве многовековой опыт псковских строителей, некоторые элементы архитектуры северо-западных областей Европы и достижения московской школы, мастера Духовской церкви создали оригинальное произведение.

Характерна и большая декоративность, праздничность облика Духовской церкви, чему способствовало включение поливных зеленых, коричневатых и красноватых орнаментированных изразцов в ее облицовку.

Вертикальный объем Духовской церкви, несмотря на близкое расположение к Троицкому собору, не ослабляет его доминирующее значение. В силу контраста более стройного, динамичного объема храма собора они дополняют друг друга и создают живописную группу. Духовская церковь — одна из немногих «церквей под колоколы» XV в., которая сохранилась и позволяет представить этот редкий тип русских храмов, получивших свое образное завершение в конце XVII в.