Особенно заметна на примере первоначального проекта деревни Мишино. Ее планировка строго геометрична и представляет собой круг, разделенный на четыре равных сектора пересекающимися дорогами. В центре расположенного по кругу порядка домов с обязательными противопожарными разрывами находился круглый пруд с островом в центре. Огороды при домах так же располагались по кругу и были обращены к окрестным рощам и полям. Таким образом, вся композиция представляла собой очень рациональную и замкнутую в себе схему.

Видимо, именно это последнее качество и помешало осуществлению этого проекта. В результате был осуществлен как бы в два приема, так появились две деревни — Мишино и Владимирово, представлявших собой полукружия, амфитеатром обращенные к основной парковой территории. По западной границе новых парков вдоль новых дорог (при Николае I в Петергофе было построено 17 верст новых шоссейных дорог) были построены деревни Низино, Костино и Сашино. Порядки домов двух последних так же были обращены в центр парковой территории, где в полях расположились еще три деревни — Санино, Олино и Мариино.

Все дома в новых деревнях были построены в русском стиле — бревенчатые с узорными воротами и наличниками (отдельные брандмауэрные стены выполнялись в противопожарных целях из кирпича). Их жители — крестьяне, работавшие в парках и полях «должны были, согласно специальной инструкции, одеваться в красные рубахи и на самой трудной и грязной работе сохранять праздничный и веселый вид». Образцово-показательный характер жизни Петергофского ансамбля проявлялся и в том, что «для фермы были специально выписаны из Англии вместе с пастухом англичанином породистые коровы и быки». Устраивая образцовые поселения вокруг собственной столичной резиденции Николай I создавал утопические образцы их усовершенствованного жилища и быта, которые желал распространить на всю империю.

Этот совершенно новый пласт парковых образов резиденции тесно связан с осмыслением культурой николаевского времени двух новых категорий — национальности и народности, внимание к которым отражало общеевропейскую тенденцию к развитию национальных культур и глубокие и во многом мучительные попытки уяснения Россией своего исторического места в европейской цивилизации. Реформирование внешней стороны русского сельского быта Николай I представлял как планировочное упорядочение деревенской застройки для уменьшения ее пожароопасности и архитектурное следование сложившейся традиции народного жилища. Так и были преобразованы и вновь выстроены петергофские деревни, призванные воочию обозначить связь самодержца с народом.