Проблемы, стоявшие перед архитекторами и художниками, требовали научного осмысления. Начало XX в. стало временем яркого расцвета истории и теории архитектуры. Впервые было предпринято исследование истории зодчества на протяжении тысячи лет — от Киевской Руси до современности. В научный обиход были введены тысячи архивных документов, предприняты новые натурные исследования, проведены обмеры и фотофиксация сотен памятников. Вместе с архитекторами-учеными В. В. Сусловым, Н. В. Султановым, М. В. Красовским и другими работают искусствоведы И. Э. Грабарь, А. Н. Бенуа, Г. К. Лукомский. Они привносят в изучение зодчества присущее им внимание к художественной форме, ее развитию. Сложились и новые разделы историко-архитектурной науки — история садово-паркового искусства, история архитектуры «провинции». Были созданы предпосылки для становления истории градостроительного искусства.

Отразив смену масштабных предпочтений, коснувшуюся всех видов духовной деятельности, наука начала переоценку отечественного архитектурного наследия. Столь популярное недавно узорочье «русского стиля» теперь пренебрежительно именуют «путинковщиной» и «останкинщиной» (по имени известных памятников Москвы и Подмосковья). Это не значит, что XVII в. полностью утратило привлекательность, его ценят за «несравненную сказочность» (И. Грабарь). Но предпочтения, безусловно, отданы домонгольскому зодчеству — монументальным памятникам Владимира, Пскова, Новгорода, их созерцание дает столь желанное ощущение покоя и уверенности.

После десятилетий забвения открыт российский классицизм, образы которого также исполнены торжественного величия. В 1911 г. состоялась знаменитая «Историческая выставка архитектуры и художественной промышленности», на которой были экспонированы извлеченные из архивов проекты великих классицистов — Кваренги, Баженова, Воронихина. Сложились любительские и профессиональные общества, изучавшие архитектуру этого периода.

Потребовалось внести ясность в вопрос: действительно ли «фальшива» вся послепетровская архитектура, как утверждали последователи славянофилов и старшего и нового поколений? Изучением проблемы занялся крупнейший исследователь истории русского искусства И. Э. Грабарь. «Не надо думать,— писал он,— что могучей волей исполина, Россию вздернувшего на дыбы, все русское было обречено на гибель и на его место насильно водворялся заморский дух. Сам Петр по своему складу, по приемам, вкусам, привычкам, по самим достоинствам и недостаткам своим был русским до мозга костей…»

Введение иноземщины не было новостью на Руси, имевшей давние традиции связей с Западом. Но главное в другом: освоение каждой культурой влияния внешней культуры, утверждает Грабарь, явление объективно неизбежное и плодотворное. На протяжении веков русская осваивала и перерабатывала влияние Византии, романской архитектуры, барокко, классики, и это естественно. «Каждый великий, мировой стиль является неизбежно стилем международным… он тем и отличается, что обладает могуществом втягивать в круг своего влияния все ему современное человечество». В России этот процесс приобрел особую окраску, обусловленную знаменательной особенностью русской культуры: «В ней кроется непостижимая сила притяжения, не раз заставлявшая перевоплощаться в нее лучших представителей сильнейших культур Европы». Отвечающая национальному «духу и чувству», слившаяся с российским ландшафтом, ставшая всеобщим достоянием послепетровская архитектура была, по убеждению И. Э. Грабаря, несомненно самобытным и национальным явлением.

Трудами Грабаря и его коллег — архитекторов и художников — была создана первая фундаментальная «История русского искусства» (1910—1911). Примечательные философской глубиной, фактологическим богатством и блеском изложения, эти книги не устарели, как не устаревают создания подлинного интеллекта. В начале 1-го тома есть знаменательные слова: «На вопрос, было ли в России великое искусство, мы вправе без малейшего колебания ответить: да, оно было. Россия в своем прошлом имеет таких блестящих мастеров, таких поистине великих зодчих, живописцев, скульпторов и декораторов, что их имена она с гордостью может противопоставить именам многих мастеров Запада». И далее читаем: «Подводя итоги всему, что сделано Россией в области искусства, приходишь к выводу, что это по преимуществу страна зодчих.»