В 1381 г. началось наступление войск Тимура. По жестокости это завоевание мало уступало монгольскому нашествию. К 1393 г. Иран вошел во владения Тимура, а с 1405—1499 гг. составлял периферию государства Тимуридов. В 1436 г. его западные области были отторгнуты тюркскими династиями Кара- и Ак-Коюнлу.

Центрами государства Тимуридов были Самарканд и Герат, где и сосредоточились основные сокровища архитектуры XV в. На территории нынешнего Ирана в силу шаткой политической ситуации, дробности, хозяйственного упадка не сложилось цельной архитектурной школы и трудно говорить о каких-либо закономерностях ‘ в зодчестве этого времени. Оно оставило блестящие, но единичные памятники, а также имя масте

ра, которое господствует на всем протяжении истории средневекового зодчества не только в Иране, но в Средней Азии и Афганистане. Это Кавам ад-Дин Ши- рази (из Шираза).

Кавам ад-Дину приписывается реформа в области конструкций, с которой тесно связаны преобразование внутреннего и внешнего облика монументальных зданий. Речь идет о куполе на пересекающихся арках. Сама по себе идея пересекающихся арок не нова — уже в сельджукском зодчестве появился тип купола, расчлененного системой нервюр. Но тогда ставил перед собой иные задачи и иначе подходил к их решению: тонкие арочки образовали своеобразную арматуру, имевшую значение в процессе постройки, но конструктивно эти арочки составляли часть оболочки и работали вместе с ней под воздействием нагрузок и собственного веса. Теперь зодчий ставит купол на четыре мощные арки, соединяющие углы зала. План залов благодаря широким нишам получает крестообразную форму; особенность арок — вспарушивание их внутреннего края и вогнутая поверхность софитов. Купол опирается на четыре точки в замках арок и на систему щитовидных парусов, заполняющих углы между арками. Щитовидный парус — ромбовидная стереометрическая развивается параллельно с типом пересекающихся арок.

Цель конструкции — уменьшить пролет купола, поперечник которого сокращается почти вдвое. Одновременно меняется построение пространства интерьера. Статическая система превращается в динамическую: вместо горизонтальных членений пояса тромпов плавный взлет кривых линий, завершаемый плоской опрокинутой чашей купола. Узкие угловые ниши на смыкании арок, которые, оставаясь пустыми, произвели бы неприятное впечатление, заполняются друзами сталактитов. Внешний вид также меняется — вместо грузного приземистого барабана вздымается стройный и легкий объем.

Кавам ад-Дин разрабатывал и обогащал эту идею почти сорок лет, воплощая ее в ряде блестящих построек. Наиболее ранняя из известных работ Кавам ад-Ди- на — мечеть Гаухаршад в Мешхеде — была начата в 1405 г. и закончена в 1418— 1419 гг. Двор около 55×45 м окружен галереями на пилонах. Айван купольного зала фланкирован круглыми минаретами — новое решение портала, к тому же открытого гигантской входной аркой почти на всю ширину зала. Входной внешний портал отсутствует— с северной стороны мечеть примыкает к гробнице имама Реза и связана с ней дверью.

Комплекс гробницы, к XV в. дважды отстроенный, слагался разновременно; конструктивная основа мавзолея в современном виде относится предположительно к XIV в.

Вершиной творчества Кавам ад-Дина были ансамбли Герата, финалом — известное медресе в Харгирде (1444 г.). Ныне это незначительное селение на восточной границе Ирана не помечается на картах.

Но в XV в. Харгирд входил в орбиту славы Герата, будучи расположен на подступах к нему со стороны Иранского нагорья. Уже самый рисунок плана медресе (42×56 м), необыкновенно гармоничный и пропорциональный, выдает руку большого мастера. Оси квадратного двора (28X28 м) фиксированы четырьмя равновеликими айванами; по сторонам купольного вестибюля находятся мечеть и аудитория. В Иране это обычное для Средней Азии классическое решение являлось, возможно, уникальным. В ранних иранских медресе вход не подчеркнут; купольная мечеть включена в план, по-видимому, не раньше XIV в. (медресе Имами). Кроме мечети, аудитории 11 вестибюля в плане выделены еще четыре купольных зала одинаковых размеров, дополненных большой пятигранной нишей. Углы главного фасада закреплены круглыми на граненом цоколе башнями. Фасады сверкают изысканными глазурными мозаиками, которые выполнял некий Рей- хан ибн Ахмед; интерьер украшают сталактиты и росписи типа кундаль. Кавам ад- Дин не успел завершить постройку. Закончил ее после смерти зодчего его земляк Гияс-ад-Дин, которому принадлежит оформление мечети. Если в аудитории купол опирается на пересекающиеся арки, то в мечети повторяется прежняя система тромпов,, наращенная барабаном с окнами и замаскированная массой сталактитов. Медресе в настоящее время разрушается.

Таким образом, Ирана, по крайней мере Хорасана, в первой половине XV в. примыкает к школе Самарканда и Герата. Но пересекающихся арок не получила в Иране широкого признания. Например, Мусалла в Туруке, построенная в 1433—1434 гг., представляет собой по формам обычный купольный зал с высоким айваном.

Усовершенствованы конструкции свода на поперечных арках — пролеты между ними расширяются и прорезаются окна в продольных стенах, наполняющие интерьер светом. В боковом зале соборной мечети Йезда на арках покоятся открытые с четырех сторон октогональные купола. Отраженный гранями арок мягкий свет, льющийся через купола, создает идеальное для местных условий рассеянное освещение.

В XV в. на территории Ирана не построено мавзолеев, которые могли бы сравниться с величавыми усыпальницами Самарканда и Герата. Впрочем, было вложено много средств для украшения гробницы имама Резы в Мешхеде. Эта шиитская святыня, возникшая в IX в., но разрушенная суфиями, была возобновлена в XII в., а

после монгольского нашествия восстановлена султаном Олджейту (предположительно к тому времени относятся конструкции мавзолея с куполом). В XV в. ансамбль украсился жемчужиной — мечетью Гаухар- шад, пополнился примыкающими к гробнице залами, медресе Ду Дар, а в конце столетия Алишер Навои обновил постройки в юго-западной части огромного (длиной 146 м) Старого двора (впоследствии они изменили свой вид).

К XV в. относится мост через р. Кизил- Узгенд в Хорасане — может быть самый достойный по архитектурным формам из иранских мостов. Надпись на плите сообщает дату его строительства (между 1475 и 1484 гг.) и имя зодчего — Мухаммед Ру-ан ибн Усман ал-Казвини. Верх моста неоднократно перестраивался (1517, 1673 гг.).