Наша культурная среда – это среда цифровых технологий, бесконечных потоков информации, которые сменяют друг друга с невероятной скоростью и зачастую так же быстро теряют свою актуальность. Влияние цифровых технологий распространяется и на искусство, дизайн, архитектуру.

Именно благодаря переходу с традиционного проектирования на цифровое, дигитальное, новые технологии начали приобретать цивилизационное значение в деятельности архитектора. Дигитальность становится в текущем столетии ведущим направлением архитектуры.

Цифровая архитектура – это архитектура, созданная при помощи электронных медиа и компьютера в частности, путем применения различных алгоритмов, параметров. Следует упомянуть об одном важном, ключевом понятии – цифровом морфогенезе. Цифровой морфогенез – процесс формообразования, смоделированный с применением вычислительной техники.

Он только напоминает процессы морфогенеза в природе. В архитектуре он представляет собой группу методов, которая использует вычислительные процессы для создания и адаптации формы, часто в стремлении выразить технические или поведенческие функции человека, природных явлений.

Эти методы являются вспомогательными при поиске формы и образа. Можно выделить 3 типа морфогенеза – силовой, поведенческий и природный. Для выявления эстетико-художественных особенностей цифровой архитектуры было выбрано четыре объекта, различных как по функциональному назначению и размещению (историческая городская застройка, природная среда), так и по типу морфогенеза.

Примером объекта силового морфогенеза служит павильон, представлявший компанию BMW на автомобильной выставке (ABB Architecten, 2001). Главная задача архитекторов – выразить идеологию компании в художественном образе сооружения: динамичное развитие, качество, современность, красота. Процесс исследований аэродинамических свойств автомобилей лег в основу концепции формообразования объекта.

Изгиб павильона – это метафора движения, архитекторы хотели подчеркнуть как динамику автомобилей, так и развитие компании. Композиция асимметрична, незамкнута, она способна развиваться по продольной оси вперед, подобно воздушному потоку. Назначение и временный характер павильона оправдывают то, что сооружение контрастирует с окружающим пространством и тем самым обращает на себя внимание посетителей.

Поведенческий морфогенез прочитывается в проекте софт-офиса архитектора Ларса Спайбрука (NOX, 2000–2005). Программа здания – это объединение двух функций: офиса для взрослых и пространства для их детей. предлагает свое видение принципа работы офисных сотрудников: постановка и выполнение задач не должны следовать строгой схеме, а должны выстраиваться как своеобразная игра; пространство, имеющее неопределенную структуру, позволяет мыслить как формально, так и неформально.

Тем не менее очевидно, что проект – только первый этап на пути поиска выразительной дигитальной формы. Сам говорит о цифровой архитектуре, что она не о красоте, она должна быть между гармонией и ее поиском, чтобы развиваться дальше.

Пример природного морфогенеза – ресторан-бар The Tote в Индии (Serie Architects, 2009). Дождевые деревья в Индии имеют густые кроны, которые в природе создают кров над головой, защищающий от солнца и осадков. Это и навело архитекторов на мысль создать структуру опор для крыши, подобную деревьям. Компьютерная программа просчитывала членения колонн по принципу развития фракталов с учетом равномерного распределения нагрузок. Структура здания очень ритмична.

С одинаковым шагом по всей длине объема помещений идут ряды деревьев-колонн, что в перспективе создает метафору рукотворного леса, укрытия. Итак, проанализировав несколько объектов, относящихся к цифровой архитектуре, можно выделить ее эстетико-художественные особенности. «Прочтение» эстетических принципов формообразования: – композиции сложны по своей структурной организации.

Выявление структуры зачастую в бесформенных на первый взгляд объектах помогает зрителю увидеть логику в формообразовании и понять его сложные объемы. Композиции в цифровой архитектуре преимущественно динамичны, открыты, способны к дальнейшему развитию. Это связано с тем, что алгоритмы формообразований, фрактальность геометрии объектов позволяет им расти приращением новых структур и объемов, образованных теми же принципами; – ритм в основном создается с помощью ритма сложных конструкций.

Они создают объем и пластику здания; – масштаб может быть совершенно разным, как антропоморфным, так и гигантским, все зависит от целей автора. Художественный образ Несмотря на то что в качестве примера формообразования цифровая использует биологические формы и физические явления, гармония природы, заложенная в этих формах и явлениях, далеко не всегда передается объектам архитектуры.

Напротив, цифровая является символом развития технологий, прогресса. И, соответственно, вне зависимости от ее функционального содержания люди «считывают», в первую очередь, именно эту символику. Объекты цифровой архитектуры не должны в ущерб удобству иметь случайные и непрактичные броские формы, они должны быть дружественны человеку.

Современному архитектору лучше умерять свое эго и рассматривать каждое новое здание как один из лоскутов в большом полотне живого города. Важно, чтобы эта не превращала исторические города в мешанину из странностей, которые совершенно игнорируют все то, что можно назвать архитектурным выражением коллективной идентичности.