На сегодняшний день японская занимает лидирующие позиции в различных конкурсах и выставках. Примером тому может служить недавно проведенный в России конкурс на по реконструкции московского Политехнического музея, где жюри был выбран проект молодого японского архитектора Джунья Ишигами (Junya Ishigami).

Признание Тойо Ито (Toyo Ito) лучшим архитектором 2013 г. и вручение ему Притцкеровской премии – самой престижной награды в области мировой архитектуры – также свидетельствует о высоком уровне профессионализма, достигнутом японскими мастерами. Как правило, при изучении японской архитектуры (работы Н.И. Брунова, А.В. Иконникова, А.В. Рябушина, И.А. Добрицыной, Н.С. Николаевой) традиционное отделяют от современного, не делая существенный акцент на прямой взаимосвязи и преемственности архитектурной мысли.

Тем не менее чувствительность к окружающему контексту сформировалась у японских архитекторов именно благодаря осмысленному изучению собственной многолетней истории. Для современного архитектора особенно важно изучить приемы, при помощи которых японские мастера достигают гармоничного соединения прямолинейных форм здания и пластики окружающего ландшафта.

Не секрет, что за этой кажущейся простотой внешнего облика стоит продуманный до мелочей процесс воплощения идеи. Цель исследования заключалась в выявлении эстетико-художественного влияния традиций садово-паркового искусства Японии на ее современную архитектуру. Для достижения поставленной цели было проведено сравнение трактовки эстетических принципов формообразования – композиции, гармонии, меры и ритма – сада Реандзи в Киото (1450) и павильона Технологического института Канагава (пригород Токио, 2008) японского архитектора Джунья Ишигами.

В результате анализа был выявлен ряд приемов формообразования, объединяющих традиционный японский сад и современную архитектуру. Композиция Асимметричная композиция камней в саду Реандзи противопоставляется глухой стене, окольцовывающей сад со всех сторон. Подобно этому, колонны внутри павильона Ишигами противопоставляются непрерывным стеклянным перегородкам.

И в первом, и во втором случае пространство отделяется от остального мира, но не теряет с ним связи. За счет этого композиция павильона в целом является открытой. С другой стороны, благодаря хаотичной расстановке колонн, композиции отдельных пространств внутри павильона стали камерными, уютными, закрытыми. Колонны в павильоне подобны камням в саду, их расположение кажется случайным, но на самом деле оно четко продумано.

В этом саду крылась философская идея: с какой бы стороны посетитель не смотрел на сад, он видел только четырнадцать камней из пятнадцати – что символизировало непостижимость истины, окружающего мира. В свою очередь, Ишигами старался организовать спектр пространств внутри одного пространства.

Гармония Суровый аскетизм сада Реандзи, его графическая монохромность получила воплощение в выборе форм (строгая геометрия) и материалов (бетон и стекло) павильона Ишигами. Однако четкий геометризм архитектуры павильона усложняется богатством сопоставляемых фактур (бетон и стекло, листва дерева, отражающаяся в стекле павильона).

оформляет внутреннее пространство павильона, как сад, разрушая монотонность бетонных стен, заменяя их стеклом, создавая иллюзию глубокого свободного пространства, заставляя глаз постигать его постепенно. Японские архитекторы часто создают иллюзорное пространство, по размерам кажущееся более протяженным, свободным, чем реальное.

Этот прием, традиционный для садово-паркового искусства Японии, позволяет достичь удивительного единства, гармоничного сочетания архитектурной формы с окружающим контекстом. Мера В композиции сада Реандзи человеческий масштаб олицетворяют деревья, кустарники, дорожки и группы камней. Деревья, посаженные вблизи павильона Ишигами, также помогают осознать подлинные размеры здания, сопоставить их с фигурой человека.

Членение общего пространства павильона с помощью колонн и создание малых пространств соотносит эти площади с масштабом человека, упорядочивает эмоциональное воздействие. Ритм Еще один аспект, которому уделялось особое внимание при проектировании сада Реандзи, это время. Японцы любят созерцать смену времен года и стараются отображать ее в повседневной жизни.

В саду за передачу времени, прежде всего, отвечают растения. Если на территории сада есть водоем, то водная гладь отражает то синь весеннего неба, то свинцовые тучи осени, участвуя тем самым в цветовой композиции сада. Ишигами в своем павильоне отображает переменчивость природных сезонов с помощью стекла, на поверхности которого отражается вся окружающая действительность – небо и деревья сакуры, посаженные рядом.

В восприятие пространства временной аспект вводится при помощи построения особого графика движения, учитывающего скорость перемещения человека, постепенную сменяемость картин природы, которые воспринимает глаз, длительность восприятия той или иной детали. Все эти качества, отточенные многовековым опытом создателей японских садов, нашли воплощение в проекте современного архитектора.

В павильоне Джунья Ишигами обращал особое внимание на смену планов, картин, восприятие той или иной точки. То есть использовал прием монтажа, как и Средневековья, при проектировании сада Реандзи.

Таким образом, эстетико-художественное влияние традиций садово-паркового искусства на современную архитектуру Японии распространяется, прежде всего, на принципы (асимметричное решение композиции, понимание элементов природы как связующих звеньев между масштабом человека и зданием) и приемы (монтаж) построения пространства.