Элементы классицизма, получившего широкое распространение в Англии с начала XIX в., в первое время робко вводившиеся в архитектуру жилых домов Австралии, стали типичными для ее административных и общественных зданий после 40-х годов. Арх. Мортимер Левис — первый яркий представитель классицизма в Австралии— прибыл сюда из Англии в 1829 г. Он строил судебные здания в Сиднее, Парраматте и других городах в форме греческих храмов с дорическими портиками и фронтонами, украшенными горельефной скульптурой.

В эти годы происходит разрушение раннеколониальных традиций в архитектуре. Это было связано прежде всего с тем, что -колония в прежнем ее виде уже перестала существовать — постепенно складывающаяся нация стремилась утвердить свою самостоятельность; строительство охватывало новые отдаленные от первоначального поселения (Сиднея) центры, застройка которых в новых исторических условиях велась, естественно, в иных формах.

Раннеколониальная архитектура постепенно усложнялась. Стилизаторство и эклектика, захватившие к тому времени все страны Европы, проникли в 40-х годах и в Австралию. К середине XIX в. закончился колониальный период развития Австралии, а вместе с ним и колониальный этап развития австралийской архитектуры.

После экономической депрессии конца 40-х годов, когда крайне уменьшилось строительство, новый толчок развитию архитектуры дало открытие в 1851 г. в Австралии месторождений золота, что сыграло важнейшую роль в экономическом развитии страны. «Золотая лихорадка», вызвавшая приток массы новых иммигрантов, способствовала быстрому увеличению населения страны (за 60 лет после приезда первых колонистов и до 1851 г. население выросло лишь до 438 тыс. человек, а через 10 лет после открытия золота в Австралии было уже 1168 тыс. человек).

Открытие месторождений золота в Виктории (1851), Квинсленде (1859), а затем и в Западной Австралии (1886) привело к бурному росту городов и выделению отдельных колоний в самостоятельные административные единицы со своим самоуправлением. В 1861 г. в Сиднее и Мельбурне сосредоточилось более половины всего населения Австралии.

Развитие золотопромышленности оказало большое влияние на формирование новых городов, которые вырастали вокруг приисков и со временем превращались в торговые и промышленные центры окружающих сельскохозяйственных районов. Поэтому принято считать, что «золото является создателем городов Австралии».

Открытия месторождений золота и залежей других полезных ископаемых дали сильный толчок развитию промышленности.

Еще в первый период колонизации предпринимались попытки создать местные промышленные предприятия, так как подвоз товаров из Англии был нерегулярным и затруднительным. Но даже поощрение развития частных промышленных предприятий не дало существенных результатов: частный капитал направлялся преимущественно в более рентабельные области — овцеводство и земледелие.

Огромная резервная армия рабочих, которая была создана «золотой лихорадкой», не могла быть полностью поглощена сельским хозяйством. Поэтому местные власти получивших самоуправление австралийских колоний, и в первую очередь Виктории, начинают покровительствовать развитию промышленности. Еще в 1833 г. был построен первый металлургический завод в Лигге. Впоследствии среди возникших промышленных предприятий большую часть составляли различные горнодобывающие производства — шахты, рудники, заводы по первичной обработке ископаемых. Сначала это были примитивные деревянные или каменные постройки, которые вплотную окружались рабочими поселками.

Золоторазработки вызвали быстрый рост железных дорог. От главных портов они веером расходились в глубь страны (первая железная дорога построена в 1855 г. из Сиднея в Парраматту). Железные дороги в Австралии строились правительствами отдельных колоний (а впоследствии штатов), и единой ширины железнодорожной колеи не было.

Экономический бум, связанный с разработкой месторождений золота, дал возможность тратить огромные средства на строительство. Характерный для Австралии процесс концентрации населения в городах и особенно в столицах колоний повлиял на сосредоточение там основного строительства и придал ее архитектуре черты парадности и репрезентативности. В то же время городское благоустройство — канализация, водопровод, освещение — в середине XIX в. оставалось на чрезвычайно низком уровне.

Наиболее интенсивная застройка развернулась в Сиднее и Мельбурне — столицах самых крупных и богатых колоний. Особенно широкий размах приняло строительство административно-общественных зданий. Молодые процветающие и быстро богатевшие колонии Австралии прежде всего нуждались в таких деловых зданиях, как биржи, банки, страховые компании, конторы и др. Каждая колония стремилась также выстроить в своей столице представительные здания культурного назначения (театры, музеи, библиотеки,университеты), которых почти не было в военно-ссыльных поселениях Австралии 1-й половины XIX в. Сооружались и многочисленные культовые постройки.