Расцвет «маккериевской архитектуры» был связан с именем другого австралийского архитектора — Фрэнсиса Гринуэя, который был доставлен в Австралию для отбывания срока каторги в 1814 г. Гринуэй родился в Англии в 1777 г., работал в Бристоле (1805—1812), где выстроил несколько незначительных зданий, за банкротство был осужден на каторжные работы и выслан в Австралию. В 1816 г. губернатор Маккери назначил его на официальную должность «гражданского архитектора и ассистента инженера по планировке и возведению правительственных общественных зданий». Начиная с этого времени Гринуэй много строил в Сиднее, Парраматте и других поселениях, в том числена о. Тасмания.

В 1817 г. за строительство маяка в Сиднее Гринуэй получил свободу, но остался жить и работать в Австралии.

И по количеству построек, и по разнообразию типов сооружений — форт, доки, маяк, казармы, судебные здания, школы,

госпитали, склады, обелиски и фонтаны — работы Гринуэя имели большое значение для развития австралийской архитектуры. В выстроенных им зданиях, привлекающих строгостью своих форм, хорошими пропорциями и простотой композиции, наметились черты, которые легли в основу прочной местной традиции.

Одной из самых известных работ Гринуэя являются сохранившиеся до сих пор казармы Гайд-парка в Сиднее, состоящие из 3-этажного главного корпуса и 1-этажных служебных построек, расположенных по периметру большого прямоугольного двора. Равномерный ритм окон и пилястр, объединяющих все три этажа главного здания, придают ему строгость и простоту. Подчеркнутая центральная ось главного корпуса и купольное завершение боковых флигелей создают в целом уравновешенную композицию.

Церковные постройки Гринуэя стали прототипом многих церквей Австралии. Построенная им церковь св. Матвея в Виндзоре имеет простую композицию (прямоугольный неф, квадратная башня и полуциркульная апсида), близкую георгианским церквам Англии. Вертикальные пилястры и большие окна с полуциркульными завершениями создают спокойный ритм членения стен. Просторный светлый интерьер с центральным нефом и боковыми галереями далек от мистики готических зданий Англии этого времени. Простота облика, гармония пропорций и совершенство кирпичной кладки с каменными деталями сделали эту церковь одной из лучших работ мастера.

ского стиля», который получил с небольшими региональными отклонениями повсеместное распространение в Австралии.

После отъезда из Австралии губернатора Маккери, многое в деятельности которого (в том числе и в области строительства) не одобрялось властями метрополии, Гринуэй фактически остался без работы и умер в безвестности в 1837 г.

Гринуэй, его современники и последователи постепенно, в ходе строительства, выработали совершенно четкие строительные правила с учетом особенностей местного климата и местных строительных материалов, которые прочно вошли в практику: четырехскатные малого пролета кровли, применявшиеся в большинстве случаев независимо от внутренней структуры здания; простой прямоугольный план с ограниченным числом симметрично сгруппированных помещений; симметричная композиция главного фасада с высокими трубами по бокам — все это составляло основу композиции здания. Характерным примером может служить военный госпиталь в Сиднее.

Простота облика, стремление к функционально-конструктивной целесообразности в применении элементов и деталей составляли существенную черту «колониального стиля».

Художественный эффект при ограниченном наборе декоративных средств достигался прежде всего за счет выразительности самой стены: ее красивой фактуры (кирпич ручного производства и каменные детали), гармоничных пропорций, высокого качества отделки.

1—2-этажные протяженные здания на низком каменном цоколе обычно имели карнизы с большим выносом или веранды с тонкими деревянными (впоследствии чугунными) опорами, примыкающие к одной или нескольким наружным стенам. В 1-этажных домах веранды чаще всего делались под одной крышей со всем зданием, что придавало цельность общей композиции.

Декоративно обрабатывались, как правило, те детали, которые не являлись конструктивными элементами: большим разнообразием отличались узоры деревянных бордюров; очень характерны декоративные филенки входных и внутренних дверей, которые сочетались с разнообразными по форме остекленными проемами над ними, разделенными изящными узорами частых переплетов, что было обусловлено отсутствием в Австралии стекол большого размера. Фигурная кладка каменных плит пола веранд, скромные украшения камина в комнатах дополняли общее впечатление простоты и изящества.

Раннеколониальные приемы композиции фасадов не только получили повсеместное распространение в этот период, но с теми или иными изменениями продолжали существовать и в последующие периоды.

Уже в конце 30-х годов XIX в. каторжная система колонизации начинает постепенно отмирать и заменяется свободной иммиграцией. К 1851 г. население Австралии возросло до 430 тыс. человек, причем главная масса его была сосредоточена в Новом Южном Уэльсе и на о. Тасмания.

Политика насаждения в Австралии крупного землевладения, проводимая английским правительством, привлекла в колонию богатых переселенцев-предпринима- телей, прельщенных возможностью развития шерстяной промышленности, и свободных иммигрантов, доставляемых в Австралию на льготных условиях. Это привело к значительному расширению колонии. Осваивались новые территории материка, возникали новые города, изменялись потребности людей, их эстетические вкусы и устремления.

Известный исследователь Австралии проф. Хитон пишет: «… Все склонялись перед овцами и их хозяевами, и вся жизнь была приспособлена к пастьбе овец. Городское население вырастало там, где было всего удобнее собирать шерсть или удовлетворять нужды овцеводов… Деревенская и городская жизнь, религиозные и моральные устои находились под тем же влиянием».

Еще в 1824 г. к северу от Сиднея был основан порт Брисбейн, ставший столицей новой колонии Квинсленд. В,1829 г. осваивается новая территория — Западная Австралия, где появился порт Перт. Таким образом, весь материк превратился в британскую колонию. Коренное население Австралии было оттеснено в пустынные районы в глубь материка й постепенно вымирало.

Несмотря на рост новых городов, градостроительство Австралии находилось в этот период в самом зачаточном состоянии. Первые попытки городской планировки Парраматты, Сиднея и Ньюкасла (конец XVIII — начало XIX вв.) были забыты. Только в 1829 г. после возникновения ряда новых городов были введены правительственные законы, регламентирующие планировку и застройку городов. Так, например, были определецы: ширина главных и второстепенных улиц, размеры кварталов, расстояние от дома до красной линии улицы и т. д.

В 1836 г., когда Сидней был уже значительным городом, к югу от него на месте небольшой деревушки был заложен город Мельбурн — столица колонии Виктории, ставший впоследствии крупнейшим городом Австралии.

Расположенный у порта Филипп, по обоим берегам реки Ярра, Мельбурн с самого начала получил регулярную планировку. В ее основу была положена прямоугольная сетка улиц, идущих вдоль реки и перпендикулярно к ней. Несмотря на примитивный характер плана, улицы города имели значительную ширину. Большие прямоугольные кварталы в центре были отведены для садов и парков, ставших впоследствии одной из достопримечательностей города.

Одновременно с Мельбурном в 1837 г. возник другой город с таким же регулярным планом — столица колонии ‘ Южная Австралия Аделаида. Примечательно, что планировщик арх. Лайт предусмотрел создание вокруг этого города обширного зеленого пояса — парка, осуществление которого началось лишь спустя 20 лет.