Наршахи известно, что во второй половине XI в. по приказу правителя Шамс-аль-Мульк из династии Караханидов за стенами Бухары, в местности Шамсабад, был построен дворец, разбиты сады, собраны дикие животные. При его преемниках, когда дворец стал разрушаться, был возведен другой в местности Джуйбар. По приказу одного из Караханидов— Арслан-хана, этот дворец был разобран, перенесен в крепость и построен третий дворец, отданный затем под медресе. У ворот Сагдабад был построен новый, четвертый дворец. Такая история дворцового строительства в Бухаре за полвека, свидетельствующая о быстром возведении дворцов и быстрой их гибели, о разборке и переносе дворцовых строений, позволяет предполагать использование в этих зданиях деревянных перекрытий и, возможно, каркасных стен.

Дворец сельджукидского времени в Мерве, руины которого находятся в цитадели города — Шахрияр-Арке, представлял собой двухэтажное здание размерами 45х Х39 м, сложенное из сырца на глиняном растворе. Общая композиция дворца — пример развития среднеазиатских планировочных приемов. Комнаты дворца компактными группами распределялись по периметру вокруг внутреннего двора площадью 16X16 м. На его Осях симметрии размещались четыре глубоких айвана, один из которых служил входом. В зависимости от формы помещений они были перекрыты преимущественно сводами из отрезков, а также сводами балхи и куполами. Большое количество фигурных кирпичиков в завалах у стен дворца говорит об их использовании в наружном оформлении дворца.

Выявленный археологическими работами 1936—1937 гг. дворец на северо-восточной окраине городища Термез был сооружен с внутренним, застроенным по периметру, обширным двором. По продольной оси. двора с западной стороны располагался входной портал, с восточной — главный зал, открытый в сторону двора. Зал отделялся от двора айваном, выступающим на 5,65 м. С северной и южной сторон двора также размещались айваны, но менее значительные, чем главный. Большой бассейн, расположенный на середине двора, служил частью общей композиции.

Двумя рядами массивных устоев зал делился в поперечном направлении на три части. Средняя шириной в 5,5 м и составляла собственно зал, а над боковыми частями меньшей высоты, служившими проходами шириной в 1,1 м, располагался второй этаж. В торце зала дверь вела во внутренние покои. Перекрытия не сохранились. По некоторым деталям можно видеть, что зал перекрывался сводом, опиравшимся на устои.

В истории строительства дворца было два периода. Первоначально, в XI в., сырцовые стены и устои тронного зала были декорированы фигурным кирпичом. Он обнаруживается за толстым слоем ганчевой штукатурки, которой во второй половине XII в. были покрыты все поверхности стен, устоев, перекрытий интерьера; по штукатурке была произведена резьба, еще уцелевшая на сохранившихся частях здания и в завалах.

При раскопках на площади айвана в ганчевых решетках, а иногда и без них найдено битое цветное стекло. Преимущественно там же найдены слои тонкой алебастровой штукатурки (1—2 мм) с росписью черной, синей, красной и зеленой красками.

Многочисленными узорами, часто однохарактерными, но всегда различными сплошной резной ганч в интерьере создавал впечатление декоративного богатства. Большей частью это«гирихи» — сложные геометрические построения в виде сочетаний и пересечений геометрических фигур, фон которых заполняют розетки различного рисунка. Общая композиция распределения орнамента не нарушает архитектоники интерьера. Нижнюю часть стен и устоев охватывает панель, выше — разнообразные по узору панно. На устоях эти панно заключены в рамки и со стороны средней части зала фланкированы по углам устоев колонками. Особый интерес вызьь вают панно южной стены, где изображены животные в геральдической манере. Содержание надписей немногочисленного эпиграфического орнамента — светского характера. Резьба производилась или непосредственно на элементах здания или на отдельных плитах, которые потом примораживались раствором.

Дворец с некоторыми ремонтами и переделками существовал до монгольского нашествия, частично использовался в XIII и XIV вв., а в XV в. он окончательно разрушился.

За основу композиции дворцов в Мерве и Термезе взят внутренний двор с четырьмя айванами по сторонам. Этот прием, свойственный архитектуре жилища, укоренился и в общественных, и в культовых зданиях. Частично вскрыт дворец в Хульбуке, столице средневекового Хутталя (область южного Таджикистана). Наиболее интенсивно жизнь в Хульбуке протекала с X—XII вв., когда Хутталь входил в состав государства Газневидов, а затем — Сельджукидов. Дворец находился в цитадели. Конструкции здания были выполнены из сырца и обожженного кирпича. В завалах при раскопках найдено большое количество резного стука превосходной прорисовки сложнейших узоров, более всего напоминающего орнамент термезского дворца.

Оживленная караванная торговля стимулировала строительство караван-сараев в городах и вдоль караванных путей, где до настоящего времени находятся следы, руины и частично сохранившиеся здания караван-сараев. Для безопасного отдыха караванов некоторые караван-сараи строились с глухими высокими стенами, с мощными предвратными башнями. Другие сооружались при рабатах в пределах их стен. Планировочная схема этих сооружений всегда включает внутренний двор, обстроенный помещениями для проезжающих купцов, склада товаров, вьючных животных, фуража. Планировка симметрична относительно оси въезда на внутренний двор. Помещения иногда группируются по назначению, например караван-сарай на городище ал-Аскер (Туркменистан, рис. 7) или даже располагаются в разных дворах, например караван-сарай Ахча-кала XI в. на пути из Мерва в Амуль (Туркменистан). Первый двор имел служебное назначение — для грузов, фуража, животных. Второй окружен жилыми и общественного назначения комнатами. Наружные стены пахсовые с гофрами — в Ахча-кала, или сырцовые — в ал-Аскере.

Из караван-сараев XI в. с наибольшей полнотой сохранился караван-сарай Даяхатын на пути из Амуля (современный Чарджоу) в Хорезм, на берегу Аму-Дарьи, у Кара-Кумов. Симметричный относительно оси въезда, он имеет крепостной абрис плана с башнями по углам, из которых лишь одна использовалась по назначению. Округлые выступы по боковым фасадам только напоминают о формах крепостных построек. Внутренний двор размерами 29 X 29 м окружен аркадой, за которой проходит галерея. Арочные проемы соединяют галерею с отдельными помещениями, большинство которых продолговатой формы.

Стены здания выложены из сырца квадратной формы и облицованы с наружной и внутренней сторон обожженным кирпичом. Все перекрытия над продолговатыми комнатами и галереей (пролеты 3 м) сводчатые, сложенные из обожженного кирпича наклонными отрезками. Помещения, по форме близкие к квадрату (пролеты 2,75— 4,4 м), перекрыты сводами балхи (см. рис. 1).

Постановкой от самого пола тонких перегородок две комнаты из квадратных весьма своеобразно превращены в восьмигранные. Одна перекрыта сложенным кольцевыми рядами куполом, опиравшимся в углах на кирпичные консоли в несколько рядов. Другой купол имел восемь граней, выложенных вертикальными отрезками, что отличает его от восьмигранного сомкнутого свода. Такой купол, вероятно, был выложен по опалубке, о чем свидетельствуют отверстия в его основании, вероятно, для опоры подмостей. В третьем помещении купол располагался непосредственно на четверике и в углах опирался на консольные паруса, которым придана художественная форма. Многообразие перекрытий, отличная выкладка всех конструкций, пересечений сводов, световых отверстий свидетельствуют о большой изобретательности и изощренности строителей, об огромном опыте и знании материала.

Фасады глухие, проблема освещения решена устройством специальных отверстий в шелыге сводов и в замке куполов. Боковые фасады облицованы обожженным кирпичом с выкладкой в верхней части орнаментального фриза меандрового рисунка. Композиция главного фасада та же, что стала традиционной для караван-сараев. Главный вход выделен порталом. Одноэтажные крылья фасадов фланкированы угловыми башнями, не превышающими высоту фасадов. Портал и перекрытие прохода были перестроены в XV в., но, судя по нижним частям пилонов, портал и первоначально имел те же ширину и выступ. Возможно он был орнаментирован подобно боковым крыльям, где чередуются превосходно декорированные ниши и панно. На панно из кирпича куфическим почерком выложены имена первых четырех халифов. Здесь уже во всем блеске предстает мастерство кирпичной кладки.

Для архитектоники дворовых фасадов характерен сложившийся в XI в. композиционный прием. Пилоны подчеркнуты пилястрами, соединенными в верхней части поясом одной с ними ширины. В такой рамке между пилонами арки стрельчатого очертания поддерживают вышележащую кладку, орнаментированую фигур’ ными вставками между парами кирпича и фигурным фризом. Несомненно, выстланный кирпичом двор, обрамленный хорошо скомпонованными фасадами с орнаментальной кладкой, не предназначался для размещения вьючных животных. Для такой цели, вероятно, служили другие постройки на территории рабата Тахирия (X в.), в состав которого входил караван-сарай.

Караван-сарай Дая-хатын дает обиль-’ ный материал для изучения архитектуры Средней Азии. Планировка здания с функциональной стороны решена зрело, с учетом художественных возможностей для композиции фасадов. Группировка помещений вокруг внутреннего двора — приемки- роко используемый в среднеазиатском зод

честве и для таких построек, как дворцы, мечети и медресе. Конструкции, многие из которых известны и в сырцовом строительстве, выполнены из обожженного кирпича с тщательностью, заметно повышающей художественные свойства здания. Декоративный прием—узорная кладка на главном и дворовых фасадах. Все эти качества выявлены здесь на уровне достижений архитектуры XI в. Однако зданию присуща и некоторая архаичность: крепостной абрис плана, отсутствие восьмигранного барабана в купольных покрытиях, освещение через отверстия в перекрытиях, наличие двухцентровой стрельчатой кривой, наряду с широким использованием четырехцентровой.