Бухара славится постройками не только в черте города, но и за его стенами. В пяти километрах за воротами Ширгарон, в селении Сумитан, у мазара местного «святого» Абу-Бакра Саада в 1560—1563 гг. возник своеобразный комплекс ханаки и мечети под названием Чор-Бакр. Композиция ансамбля необычна: здания стоят на общей платформе и связаны цепочкой худжр в два этажа. В глубине созданного таким образом дворика третий портал объединяет композицию, подчеркивая ось, а вынесенный вперед, на край платформы, минарет закрепляет ее. Некоторая асимметрия объемных масс и фасада (портал мечети более стройный, чем у ханаки) не портит общего впечатления. Боковые фасады ханаки и мечети оформлены арками-нишами то прямоугольного, то граненого плана. Комплекс открывается на площадь, с трех сторон окруженную усыпальницами, протянувшимися далее на север вдоль узкой улички. Это небольшие фамильные кладбища, обнесенные стеной с порталом и худ- жрами в фасадной части. На продолжении оси комплекса лежит вход в противолежащую усыпальницу. На подступах к ансамблю со стороны города возведен чор- так — четырехарочный павильон с порталом.

Ханака и мечеть перекрыты двойным куполом на барабане с окнами. Но их формы и конструкции различны. В ханаке крестообразного плана использованы обычные пересекающиеся арки и сетки декорированных занджирой парусов. Перекрытие мечети необычно по замыслу: прямоугольный зал разбит посередине двумя поперечными арками, между этими арками перекинуты еще две полуарки и на их пересечении поставлен купол. Образовавшиеся два больших полукупола и ползучие сводики переходят красивой сеткой парусов к ребристо-звездчатому завершению. Относительно небольшой в поперечнике, купол расчленен по высоте на три яруса — сталактитов, сетчатых парусов и миниатюрной гладкой скуфьи. Барабан составляет внешнюю конструкцию, и свет поступает через проемы барабана и зарешеченные арочки меж парусами.

Перекрытие Чор-Бакр пролетом 16,3 X X 9,8 м при двойной оболочке куполов было значительным достижением творческой мысли. Подобная форма покрытия является логическим завершением поисков, продолжавшихся около трех столетий. Зодчие Средней Азии и сопредельных стран не раз возводили постройки с куполами на подпружных арках. Но лишь строители Чор-Бакра впервые соединили в одной конструкции подпружные арки, боковые полу- купола и центральный купол, создав столь гармоничное и целостное решение внутреннего пространства. Стены мечети и ханаки внутри расчленены тягами на гладкие панно. Во внешней отделке использованы майолика и кирпичная мозаика. Своеобразно декорировано южное крыло курдонера: тимпаны арок облицованы керамическими плитками с прочерченным на них геометрическим орнаментом и оконтурены бордюром изразцов. Портал украшен керамическими плитками с поливной инкрустацией швов. Купол ханаки покрыт бирюзовыми изразцами. Загородные здания, не стесненные плотной застройкой, отличаются от городских более свободной композицией объемов, рассчитанных на круговой обзор. Их массы продуманы и фасады оформлены по крайней мере с трех сторон. Этим в значительной мере объясняется пространственная композиция Чор-Бакр.

Свободная постановка на участке определила внешний облик ханаки в Файзабаде, возведенной в 1598—1599 гг. Ее большой купольный зал выходит порталом на восток; в углах пилонов и сзади к залу примыкают в один этаж худжры. Вдоль боковых фасадов тянутся купольные галереи на массивных пилонах. При таком распределении масс главный фасад рисуется симметричным пятиступенчатым силуэтом, боковые — нарастающими к востоку ступенями. Композиция захватывает устремленной к востоку и вверх — по оси фасада — динамической трактовкой архитектурных масс. Гармоническая, предельно четкая прорисовка плана, распределение объемных масс свидетельствуют о большом мастерстве зодчего.

Замечателен интерьер ханаки. Купол покоится на восьми распалубках и системе щитовидных парусов, измельченная сетка которых покрывает и углы зала. Прочерченный рисунок пересечения арок, образующих паруса, подчеркивая конструкцию, одновременно создает чудесный декор; каждая распалубка отмечена в замке пятиконечной звездой. Барабана нет, и окна прорезаны под распалубками. Основание купола отмечено великолепным сталактитовым карнизом, звездочки которого украшены майоликой. Парящая на легкой, как будто невесомой сетке парусов чаша купола заполнена тонким растительным орнаментом, исполненным белым по черному в технике кырма. Своеобразный рисунок плана, объемная композиция, тектоничное решение, изящество деталей, строгая гамма черно-белых тонов — все это выделяет памятник среди произведений среднеазиатского зодчества.

К XVI в. относится капитальная перестройка бухарской намазга, когда был возведен монументальный портик, игравший роль балдахина над михрабами XII в. Средняя часть с куполом на пересекающихся арках выделяется стройным пешта- ком. Его тимпаны заполняет фигурная керамическая облицовка с мозаичной инкрустацией швов. Арку огибает майоличная лента письма. В постройке четко намечена программа типа мечетей-намазга, предназначенных для многолюдных общегородских молений в большие годовые праздники: это своего рода портик над михрабной нишей, ориентирующий к Каабе молящихся, которые собирались на обширном дворе.

Однако культовые памятники еще не определяют характер зодчества эпохи. От того времени остались не менее совершенные образцы строительного искусства в зданиях общественного назначения. Базары, игравшие огромную роль в жизни средневековых городов Средней Азии, представляли собой не рыночную площадь, как в западноевропейских городах, а систему улиц и пассажей. На пересечении двух торговых улиц, практически на скрещении главных магистралей, стоял чорсу, который служил своеобразным распределительным узлом движения, одновременно включая мастерские и торговые помещения. В небольших городах был один чорсу в центре; в Бухаре было несколько токов, из которых каждый принадлежал определенному ремесленному цеху. Эти сооружения, будучи чисто утилитарными, почти лишены элементов декора; их открытая конструкция достаточно логична и красива сама по себе.