Поднимаемая тема важна сейчас, когда современное храмостроительство находится в состоянии возрождения, в поиске новых решений. Профессия архитектора за последние годы встретилась с условиями, которых должен придерживаться -храмоздатель. Это условие соблюдения священных канонов.

Однако теория канона не сформулирована в должной мере, несмотря на разработанные А.Ф. Лосевым эстетико-философские дефиниции термина «канон», который он определяет как «числовые схемы, которые обладают абсолютной значимостью». А.Ф. Лосев очень близко подошел к определению канонов искусства в целом, он глубочайшим образом осмыслил проблему художественного канона и дал определение канону как начальной структурно-числовой схеме произведения, однако напрямую не связал это понимание канона с пропорционированием в зодчестве.

Возможно, потому, что материал, на котором он базировал свои дефиниции, не был материалом архитектурным. Если же размышлять о структуре и пропорциях зодческого искусства, то становится неизбежным вывод, что именно пропорция представляет собой основу канона как струкрурно-числовая схема, которая определяет общий гармонический и образный строй произведения.

Канон пропорций представляет собой весьма удобную общекомпозиционную модель, которая может быть наполнена адекватными времени чертами, художественными и строительными приемами. В искусстве храмостроения одним из главных компонентов всегда должны быть вопросы вечности, неизменности. Для этого должен обуздать свою свободу и найти компромисс между каноном и новацией.

С этим вопросом блестяще справлялись наши предки. Так каким же они руководствовались правилом, чтобы творить и быть в каноне? А ответ оказался спрятан опять в недрах церковного предания: каноны церковные находятся в воле и ведении церковных догматов, поэтому и Священное Писание и Предание предстают с точки зрения художественного творчества абсолютным и авторитетным материалом для определения канонических правил.

Старые правила предстали перед нами в качестве универсального метода для зодчих всех времен. В задачи исследования входило:

проследить адекватность утверждения о Киево-Печерском каноне как идеальной схеме церковного пространства;

рассмотреть Киево-Печерский канон как основу трехмерной системы пространственного креста древнерусского храма (после 1073 г.) в пропорции 20:30:50;

трактовать как опыт следования использование в пропорциях храмов принципа закономерности Фибоначчи, где сумма двух соседних членов равна третьему члену гармонического ряда.

Принцип «золотого сечения» или Божественной пропорции, «принцип гармонического ряда Фибоначчи», принцип воспроизведения сакрального числа в культовом зодчестве представляют вариации канона пропорций, которые имеют свой язык, соответствующий каждый раз определенной эпохе, но представленный в какой-либо приемлемой для своего времени форме.

В этом ряду Предания занимают почетное место как форма сохранения метафизических знаний и принципов, которая сберегается и транслируется, подобно святыне. Вопросы пропорционирования в предшествующие нашему исследованию периоды, как правило, замыкались на задачах математической гармонизации пространственной среды храма, в основном свободных от аллюзий на предмет священного Предания.

В нашем случае обращение к сакральной составляющей числа открывает новый путь к осмыслению закономерностей построения священного пространства, которым занимается наука о священных топосах – теменология (temenos). Что такое каноны с точки зрения архитектурной практики?

Это прикладная в современном понимании область духовной традиции, напрямую позиционирующая метафизическую компоненту откровения. Именно такое качество священного канона содержит, хранит и транслирует предание Киево-Печерского Патерика о чуде строительства Великой Успенской Церкви.

В Древней Руси именно церковное Предание стало хранилищем правил и законов зодчества. Знаковость откровения о строительстве Великой Успенской церкви равнозначно библейским сказаниям о Ноевом Ковчеге, откровению о Скинии Завета, видению пророка Иезекииля. Факт фиксации в летописи соответствует признанию его меморандумом древнерусского архитектора, что подтверждено последующим отношением к этому явлению как к богооткровенному ОБРАЗЦУ древнерусской архитектуры.

Священный образец, который отражает логику построения пространства на базе традиционных методов интерпретации смысла пропорций и мер, – это основа узнаваемости и родства языка архитектуры. Знаковая система пропорциональных соотношений – наиболее глубокая форма архитектурного символа, потому как требует дешифровки смысла пространства с позиции скрытого смысла числа и меры, владения сугубо архитектурным мастерством, навыками ряда инженерных и художественных ремесел и комплексного взгляда на объект исследования.

Это почти эзотерика в архитектурном делании еще и потому, что соответствует этапу наиболее таинственному и глубинному в творчестве архитектора, а именно этапу формирования концепции. Анализируя пропорции храма, мы используем универсалии символического языка геометрии пространства, языка числовых символов, аналогию микрокосма и макрокосма, семантику «круга как образа Неба» и «квадрата-креста» как образа Земли и многие другие образы и аналогии.

Это осмысление закономерностей формирования сакральной традиции храмостроения может быть интерпретировано как система принципов, представляющих опору для творческих вариаций художественного языка древнерусского храмового зодчества. Канон пропорций, со своей стороны, в качестве внутреннего стержня произведения участвует в структурировании как «прамодель» и составляет основной принцип искусства храмостроения, обеспечивая создаваемый объект гармонизированной структурой, сформированной также в соответствии с основными принципами и законами мироустроения.

В целом процесс канонического структурирования пространства в древнерусском зодчестве носит характер, позволяющий свободно моделировать мерой, строить композицию на основе гармонии числового канона. Основные выводы состоят в следующих положениях:

следование канону, понимаемому как священный константный топос, который обеспечивает соответствие идеальной модели;

Киево-Печерский канон может интерпретироваться как формообразующая основа трехмерной системы пространственного креста древнерусского храма.

Система пропорционирования в архитектуре, сохранившая в своей основе священные установки в методах построения церковного пространства, может пониматься как принципиальная позиция, основанная на древних мировоззренческих моделях в соответствии с музыкальным гармоническим рядом, гармоническим числовым рядом Фибоначчи и Киево-Печерским каноном.