Необычная форма ствола минарета в Джар-Кургане с 16 полукруглыми выступами, слегка отстоящими один от другого у основания и сходящимися вверху. Они перехвачены на высоте около 20 м поясом надписи; незаконченность ее содержания позволяет предполагать наличие второго, несохранившегося, пояса. В настоящее время высота минарета 21,6 м, нижний диаметр 5,4 м. Терракотовая надпись на восьмигранном цоколе содержит дату — 1108—1109 гг., а надпись в прямоугольнике на одном из выступов — имя мастера: «Работа Али, сына Мухаммеда из Серахса».

В Бухаре в период ее значения как столицы государства Караханидов была построена соборная мечеть с минаретом Калян, который сообщался со зданием мечети мостиком с крыши ее дворовой галереи. Мечеть до нашего времени не сохранилась.

Мощный ствол минарета высотой в 45,6 м с нижним диаметром в 9 м господст-‘ вует над городскими постройками. Непрерывно следующие по высоте ствола один за другим пояса плоской и рельефной кладки представляют собой образец великолепного орнаментального искусства XII в. Надпись на одном из поясов содержит имя Арслан-хана и дату строительства — 1127 г. Минарет, простоявший 800 лет без ремонта, может считаться выдающимся произведением и инженерного искусства.

Минарету Калян близок по форме и орнаментации, но несколько ниже его (38,7 м) и стройнее минарет в Вабкенте (1196— 1197 гг., Бухарский оазис).

От рассмотренных минаретов отличаются внешним обликом минареты Мешхед-и Мисриана (средневековый Дахистан), сохранившиеся на высоту 20 м (вероятно, наполовину первоначальной). Более ранний из них (1102 г.) имеет несколько поясов узоров, сосредоточенных в верхней части. Другой минарет начала XIII в. у соборной

мечети, возведенной последним хорезмшахом, также имел узорную кладку в верхней части (ныне не сохранилась). Он был усилен радиальными арчевыми прокладками по ребрам ступеней и деревянным кольцом из брусьев.

Нередко достигавшая 40 м высота минаретов, не обусловленная их назначением, требовала специальных конструктивных устройств и правильного соотношения высоты и диаметра. Выделение сооружения на фоне городской застройки, большую часть которой составляло массовое жилище с глинобитными или сырцовыми стенами и плоскими крышами, как бы отмечало идеологическую значимость здания мечети.

Сохранившиеся постройки XI—ХИ вв. в Средней Азии свидетельствуют о высоком уровне строительной культуры того времени у среднеазиатских народов. В этот период решался широкий круг вопросов, связанных со строительством: выбор и технология строительных материалов, организация строительных работ, статические и антисейсмические задачи. Широкое использование обожженного кирпича послужило быстрому прогрессу строительной техники. В прямой связи с этим стоит увеличение пролетов и размеров зданий, прочность конструкций. Решались такие инженерные задачи, как возведение купола (причем без опалубки) диаметром 17 м над мавзолеем Санджара, а также сооружение минаретов высотой более 40 м. Качество строительных работ сохранившихся построек — показатель подлинного мастерства.

Число сохранившихся зданий было бы значительно больше и общая картина развития архитектуры еще ярче, если бы не произошла катастрофа — монгольское нашествие.

Купольная структура зданий с восьмигранным барабаном на четверике, арочными и ступенчато-арочными парусами получила свое полное завершение и в таком виде удержалась до XV в. Утвердились типы культовых и общественных зданий, что не помешало разнообразию их архитектурно-художественного облика в различных областях страны. В этом отношении показательно сравнение мавзолея Санджара в Мерве и северного мавзолея из узгенского комплекса, датируемых серединой XII в. Между ними есть различие в размерах, в конструктивной схеме (четверик с галереей на его стенах в первом мавзолее и обыкновенный кубовидный объем во втором), в композиции (центричность и превалирование одной оси), в средствах художественной выразительности (кирпичный орнамент и резная терракота).

Уничтожением монументального изобразительного искусства ислам обусловил развитие орнамента, что проявилось и в архитектурном декоре. Отмеченное различие в общей композиции построек влекло за собой и различную насыщенность декором. В архитектурных сооружениях северного Хорасана в противоположность постройкам Мавераннарха и Узгена решались главным образом объемно-пространственные задачи.

Анализ построек убеждает в том, что зодчие уже в X в. пользовались модулем, принимая за него какой-либо элемент здания или, в некоторых случаях, единицу измерения длины. Необходимость в модульности диктовалась рабочим методом возве- дения зданий (разбивка в натуре, установление высот), что само по себе создавало соразмерность частей здания. Анализ пропорций показывает, что зодчие пользовались определенными соотношениями частей здания, часто беря за основу величину стороны квадрата купольного помещения.

Только в конце периода монохромность внешнего облика построек нарушается включением покрытых голубой глазурью надписей (мечеть Магоки-Аттари, минарет Калян) или кирпичей (купол мавзолея Санджара, шатровые покрытия мавзолеев Фахр-ад-дин-Рази и Текеша).

Каких-либо трактатов, содержащих теоретические воззрения зодчих того времени, нет. Средства же, которыми достигался высокий уровень художественного мастерства их творений, свидетельствует о творческом методе, обусловившем появление в этот период многих построек, включенных в сокровищницу мировой архитектуры.