Что является критерием качества городской застройки? Исторические территории центральных районов многих столичных (и не только столичных) городов мира включены ЮНЕСКО в Список Всемирного культурного наследия. Данный факт является признанием их универсальной ценности.

Оставляя за рамками исследования своеобразие каждого города, остановимся на объединяющих их типологических и морфологических особенностях и градостроительных принципах:

  • применение традиционных морфотипов застройки – ратушных и соборных площадей, сетчатой планировочной структуры с периметральной застройкой кварталов;

  • ансамблевость;

  • иерархичная соподчиненность высоты зданий в соответствии с функциональным назначением;

  • система визуальных ориентиров;

  • многоуровневая стереометрическая организация пространственных композиций.

Также необходимо отметить важное объединяющее социально-политическое условие политического самоуправления – Магдебургское (в отдельных регионах – Любекское) право. Оно являлось юридическим документом, закрепляющим победу горожан в борьбе с феодалами за независимость и демократические свободы, и трактовало различные виды правоотношений: деятельность городской власти, суда, его компетенцию и порядок судопроизводства, вопросы земельной собственности, нарушения владения, захвата движимого имущества, устанавливало наказания за различные виды преступлений.

Согласно его положениям, избирательное право распространялось исключительно на граждан города, владеющих земельными наделами и недвижимостью. Особое место занимали нормы, регулировавшие торговлю и ремесла, деятельность цехов и купеческих гильдий, порядок налогообложения, градостроительные требования.

Многие городские уставы нормировали ширину уличных фасадов, высоту и этажность сооружений, количество окон на главном фасаде, ширину улиц, высоту этажей, отметки низа балкона по отношению к пешеходным зонам, применение определенных строительных материалов, а также многие другие аспекты. Например, в Любеке законодательно закрепленной нормой являлась единая общая стена между двумя соседствующими зданиями.

Отрегулированная подобным образом градостроительная деятельность, как, впрочем, и общественная жизнь города, на протяжении длительного периода успешно развивалась, функционируя как саморегулируемая система. Собственность на землю и недвижимость формировались сообразно классовому устройству и финансовому положению.

Выделялись 3 формы собственности: казенная, коммунальная и частная. Причем в городских границах, как правило, преобладала последняя. Таким образом, индивидуальные возможности и предпочтения подчинялись общепринятым градостроительным установкам. В результате образ города из отдельных компонентов синтезируется в целостный перцептивный образ, который идентифицируется в сознании приезжих и самих горожан с определенными традициями, культурой и уровнем социально-экономического развития.

Освоение территорий происходило по приведенным принципам на протяжении сотен лет, что само по себе является подтверждением их универсальности. Распространение Магдебургского права способствовало внедрению в планировочную структуру города нового морфотипа – ратушной площади со зданием ратуши – символом городского самоуправления. Здесь сосредоточивались все важнейшие функции: торговля, власть, искусство, информация.

Этот морфотип оказался настолько универсальным, что востребован и в наше время. Как правило, началом формирования площади являлось на общинные средства здания ратуши. Достаточно часто встречается размещение в центре городской площади собора. Своими сторонами (реже – углами) площади были ориентированы на 4 стороны света, имели близкую к квадратной либо прямоугольной конфигурацию.

Периметр площади формировали жилые дома с встроенными лавками или харчевнями, а все в совокупности составляло единый градостроительный ансамбль. Вокруг наго постепенно нарастала структура улиц, разделенных кварталами, которые заполняла ткань жилой застройки. Совершенно особое явление в градостроительстве появилось в эпоху Ренессанса – город, который целиком был в частной собственности.

Европейские магнаты в соответствии с передовыми представлениями того времени строили «идеальный» город-цитадель, обнесенный укреплениями, собиравший под свою защиту торговцев и ремесленников, которые оплачивали право на жительство и собственную безопасность деньгами, а иногда должны были оборонять свое жилище с оружием в руках.

При этом властитель создавал рамочные контуры архитектурного ансамбля: строил узловые объекты – храм и ратушу, фортификации, трассировал уличную сеть. Дальнейшая судьба города зависела от различных обстоятельств, многие развились в крупные европейские центры. В конце ХVI в. просвещенный абсолютизм генерирует новые градостроительные принципы, идеологически связанные с политическим устройством.

Это линейные перспективы улиц и политические резиденции, как правило, вынесенные за пределы ремесленных городских кварталов. Резиденция политического лидера, вынесенная за пределы городской застройки, как магнит общественной активности, притягивает к себе жилую застройку и со временем встраивается в городскую территорию. Например, для Вены: первоначальные внешние границы города – укрепления вокруг Хофбурга, следующее кольцо – орбита, зафиксированная Бельведером – дворцовым ансамблем принца Евгения Савойского, далее точкой окружности становится Шенбрунн – летняя резиденция Габсбургов.

В период грюндерства основным заказчиком и инвестором выступает буржуазия. Новый класс за неимением соответствующих культурных традиций ориентируется на опыт предыдущих эпох. Типологическое ноу-хау данного периода – фешенебельные улицы-коридоры. Это как раз наиболее комфортабельные территории европейских городов с ансамблевой застройкой, магазинами, кофейнями, офисами, когда место приложения труда и жилище часто соседствуют под одной крышей.

В современной градостроительной практике под урбанистическим развитием принято подразумевать изменение (в сторону увеличения) установленного перечня количественных характеристик, в том числе расширение существующих границ и интенсивности использования городских территорий. Перечень технических параметров для градостроительных образований принимает форму законодательных норм, фиксируется в нормативной и технической литературе.

Определенные соотношения таких параметров, как плотность населения и застройки, этажность, протяженность и суммарная площадь дорожных сетей, поверхностей с твердым покрытием (мощение) и территорий зеленых массивов, принято считать объективным отображением положительной динамики городского развития. При этом из поля зрения профессионального сообщества часто выводятся факторы, во многом определяющие уровень комфортности, композиционной и пространственной выразительности, качества жизни в целом на освоенных территориях.

Утилитарный подход к освоению и развитию новых городских территорий в значительной мере является порождением монопольного государственного регулирования в сфере архитектуры и градостроительства. Его продукту – массовой застройке городов во второй половине ХХ столетия – присуще нивелирование эстетических основ архитектурно-пространственной организации.

Данное явление наиболее характерно для стран, подвергшихся испытанию социализмом, и даже таких сравнительно благополучных, как Франция и Австрия. Хотя «спальные районы» имеются во всех современных городах. Градостроительство до сих пор ориентируется на утопических идеи великого Корбюзье, которые возникли как ответ вызовам тотальной индустриализации и массового притока населения в города. Хотя даже для своего времени – середины ХХ столетия – они не являлись бесспорными.

Жернова масштабных задач крупных мегаполисов, где преимущественное право на доминирующую роль предоставляется транспорту, а не среднестатистическому городскому жителю, перемалывают человеческую среду обитания, расчленяя ее бесконечными полосами непрерывного движения. В настоящее время интенсивно изменяется соотношение занятости населения в сфере производства и обслуживания, соответственно возникает масса новых возможностей для приложения труда, в том числе в домашних условиях.

Таким образом, возможно создавать условия, при которых отпадает или уменьшается необходимость в транспортном обслуживании массовых трудовых миграций с периферии в центр и обратно. Интеграция городских функций – новое требование, являющееся естественной предпосылкой пересмотра устаревших концепций функционального размежевания городской застройки периода индустриализации и их замены актуальными жизнеспособными моделями.

Формирование новых подходов к развитию городских территорий базируется в первую очередь на комплексном подходе. Уместно вспомнить исторический опыт городов. Градостроительному планированию необходимо решить задачу приоритетного формирования архитектурного ансамбля общественного центра со всем необходимым функциональным набором и соответственно распланировать уличную сеть и трассировку магистральных сетей.

Завязать «узлами активности градостроительный каркас», а затем по разработанной квартальной сетке раздавать отдельные участки под жилья с обязательными встроенными помещениями в уровне первого этажа. Необходимо ввести в практику разработки градостроительной документации ряд дополнительных разделов, таких как проекты детальной планировки жилых районов в масштабах не более 1:2000.

Обязательной составляющей должна стать разработка пространственных композиций ансамблевой застройки с кульминационными точками в виде городских площадей. Необходимо с помощью новых концептуальных подходов формировать новые общественные отношения и степень участия городских общин в решении градостроительных проблем. Городские районы следует разукрупнить, чтобы люди почувствовали себя общностью, больше знали друг о друге.

Не может быть эффективным самоуправление в районе, где отсутствуют традиции общинной жизни. Для возрождения подобных традиций необходимо создать соответственные условия. Например, ввести в практику типологически новых для нас некоммерческих сооружений (и не домов культуры) нового типа, как сити-холлы в европейских городах, где люди могли бы проводить досуг, организовывать встречи разного характера и заниматься обсуждением проблем самоуправления (вспомним об эффективности самоуправления в рамках Магдебургского права).

Эффективная самоорганизация и сотворчество жителей, властей и проектировщиков – необходимые условия для гармонизации градостроительного развития.