Со второй половины XIX в. меняется и так называемый «стиль» зданий. На смену формам «местной» готики (английской или французской) приходят общеевропейские формы ренессанса и барокко. Местничество, сепаратистские тенденции начинают вытесняться державными идеями. Однако в архитектуре второй половины XIX в. ренессанс и часто еще соседствуют с готикой. Влияние традиций ренессанса и барокко сказывается главным образом в планировке сооружений, в группировке их масс, объемной характеристике, реже— в декоративных мотивах. Одновременно возрастают пышность и богатство декора. Вторая половина XIX в. — пора самых оптимистических надежд быстро богатевшей канадской буржуазии и воплощения ее идеалов в напыщенных, откровенно репрезентативных архитектурных образах.

Все увеличивающаяся пышность убранства административных и общественных сооружений сочетается с другой, чрезвычайно типичной для этого времени особенностью — градостроительным подходом к их проектированию, стремлением трактовать эти сооружения как центры парадных ансамблей. Такие ансамбли занимали большие территории, включая в себя обширные площади, скверы и зелень окружающих парков. Для них выбирались всегда самые живописные места города. Эта особенность сближает архитектуру Канады с зодчеством США и отличает ее от строительства в Европе, столицы и крупные города которой не имели столь обширных земельных ресурсов.

Достойным родоначальником этой тра-. диции в Канаде является комплекс парламентских зданий в Оттаве (арх. Т. Фуллер и Ф. Стент, начат в 1859 г., рис. 2). Составляющие его три симметрично расположенных сооружения высятся на стрелке на берегу реки Оттавы, у впадения в нее ка

нала. Они образуют ядро парадно спланированного ансамбля, в композиции которого использованы приемы представительных ансамблей классицизма. Здание, где заседает парламент, расположено на главной оси, его фланкируют два других. Перед главными корпусами расстилается огромная площадь, представляющая собою зеленый партер. Симметрия и регулярная планировка ансамбля, гигантская площадь и внушительные размеры зданий, усложненность объемной композиции, обилие зелени— все подчеркивает размах комплекса.

Третий этап развития канадской архитектуры рассматриваемого периода охватывает 1890—1930 гг. Пышность декоративного убранства, произвольность смешения архитектурных форм, заимствованных из разных стилей, сочетавшаяся с парадной представительностью и симметрией композиций отдельных зданий и целых ансамблей, присущие канадской архитектуре 1850—1890 гг., достигают чрезвычайного развития и заостренности в первой трети нашего столетия. Вместе с тем в начале XX в. канадская уже утрачивает свою относительную однородность. Наряду с основным, пышным репрезентативным направлением появляются другие; сильнее дает о себе знать техницизм, архитекторов начинает волновать проблема самобытности.

Сооружениями, играющими ведущую роль, по-прежнему остаются административные постройки, репрезентативность облика которых еще более возрастает. Теперь уже их не проектируют в формах готики; последняя кажется недостаточно величавой и монументальной; преобладают вариации на ренессансно-барочные темы. Одно за другим в начале XX в. сооружаются роскошные, перегруженные декором здания.

Стремление к нарочитой пышности привело к широкому применению торжественных трехосевых композиций и колоннад гигантского ордера (дорического, коринфского, ионического, композитного), часто представлявших собой лес колонн перед зданиями государственных учреждений. Та же гигантомания была характерна и для ансамблей, центрами которых являлись эти здания. Замыкая главную ось необозримого партера и ведущей к нему величественной

эспланады, в окружении зелени великолепных парков высятся парламенты провинции Саскачеван в г. Реджайна и Британской Колумбии в г. Виктория (арх. Ф. Моусон Роттенберг, 1894— 1897 гг.), здания законодательных собраний провинции Манитоба в г. Виннипеге (арх. Ф. Симон, 1912—1920 гг., рис. 3) и провинции Альберта в г. Эдмонтоне (арх. А. М. Джефферс, 1907— 1912 гг.).

Крупным архитектором этого времени был очень популярный в Канаде Эдвард Леннокс (1859— 1933 гг.). Спроектированный им для Торонто особняк «Каса Лома» (1911 —1914 гг.) является характерным образцом архитектуры, в которой красота отождествляется с богатством украшений.

Наряду с влиянием европейского, зодчества (прежде всего английского и французского) на протяжении второй половины XIX в. в канадской архитектуре все явственнее обнаруживается влияние архитектуры США. К началу первой мировой войны оно становится определяющим, отражая постепенное изменение экономической и политической ориентации Канады.

Канадские зодчие были хорошо знакомы со строительством в США, в частности с новейшими достижениями в области возведения многоэтажных «скелетных» зданий, с работами мастеров чикагской школы. Доказательство тому — конторское здание в Торонто, построенное в 1900 г. По последовательности и рационализму применения железобетонной конструкции, строгой логичности архитектурного облика (сетка каркаса и сплошное остекление, полное отсутствие декора) оно находится на уровне лучших образцов чикагской школы. Однако это сооружение осталось лишь эпизодом в канадской архитектуре, в которой получило распространение подражание иному опыту архитектуры США, а именно ретроспективно-романтическому «стилю», известному как «ричардсоновское романеско».

Это течение было связано со сложным и противоречивым творчеством архитектора Г. Г. Ричардсона и бостонской школы, причем канадских архитекторов более привлекала консервативная сторона стилистических поисков этого мастера. Подчеркнуто архаичный «романский стиль» некоторых построек Ричардсона импонировал зарождающемуся национализму канадской буржуазии. В симпатиях к ричардсоновскому романеско, в настроениях, пронизывающих выдержанные в этом духе произведения канадских зодчих, можно усмотреть некоторые аналогии с настроениями, господствовавшими в начинающей формироваться в те же годы школе канадских пейзажистов. Кроме того, ри- чардсоновское романеско привлекало канадцев своей псевдотрадиционноетью, обращением к европейскому средневековью, тяжеловесной пышностью декора.

Одним из лучших образцов ричардсо- новского романеско в Канаде является построенная с 1890 г. по проекту Леннокса ратуша в Торонто. Импозантное здание с высокой башней облицовано крупными квадрами грубо околотого розового гранита. Заглубленные в толщу стены окна, массивные детали, приземистые пропорции, укороченные колонны романского типа с развитыми капителями и тонкая резьба декоративных элементов создают впечатление великолепия и перегруженности.