Парадигмы постконфликтного восстановления демонстрируют большое разнообразие подходов в решении социально-экономических задач и, соответственно, проводимых планировочных преобразований.

Реконструкция Бейрута вызвала интерес среди исследователей в области социологии, политической географии, градостроительного и стратегического планирования. За 16 лет войны город был серьезно разрушен. Более 15% зданий было полностью уничтожено.

Первичное восстановление инфраструктуры привело к бесконтрольному хаотическому росту Бейрута, угрожающему экологической катастрофой, хотя до войны это был ведущий экономический и культурный центр Ближнего Востока с довольно высоким уровнем жизни, интеллектуального развития граждан и свободой СМИ.

В городе мирно сосуществовали христианские и мусульманские конфессии. Но, тем не менее, они селились раздельно, что впоследствии не могло не привести к социальной стратификации, возникновению напряженности в городе, а затем и к гражданской войне.

После ожесточенных дебатов в 1991 г. парламент принял генеральный план реконструкции и закон, который дал администрации право создавать компании по недвижимости в разрушенных войной районах и поручил им реализацию генплана. Ведущую роль в проекте реконструкции играл Рафик Харири – строительный магнат, а затем и премьер-министр Ливана, который заручился экономической поддержкой богатых подрядчиков из стран Персидского залива.

Естественно, прежде всего учитывались их интересы. Новый генеральный план предполагал сохранение лишь 20% существующей застройки в центре Бейрута и создание недвижимости, ориентированной на лиц с высоким доходом. Роль государства ограничивается формированием компании, выделением физических границ ее деятельности и выдачей компенсации за инфраструктуру.

В связи с этим реализация основных градостроительных проектов в столице была поручена трем строительным компаниям и развивалась по следующим направлениям: реконструкция центральной части Бейрута – компания «Солидер»; реконструкция южного региона – компания «Элиссар»; реконструкция северного побережья – компания «Линор». Но радикальная перепланировка и экспроприация привели к общественному недовольству.

Жители отказались покидать дома и вышли на улицы, чтобы отстаивать свое право на город, и правительству пришлось отчасти учесть их интересы, чтобы избежать возникновения новых конфликтов. В проекте реконструкции имеется ряд положительных факторов, включая:

  • опыт привлечения инвестиций в экономику и Бейрута;

  • комплексный масштабного строительства потребовал создания новых рабочих мест;

  • радикальная перестройка центра и придание городу современного образа способствовали продвижению международного имиджа Бейрута и стимулировали приток туристов.

Но опыт реконструкции Бейрута наглядно иллюстрирует опасности такой планировочной модели:

  • распространение практики рыночного планирования привело к образованию элитных районов и, как следствие, к пространственной и социальной сегрегации, в том числе и дискриминации некоторых слоев населения;

  • значительный рост цен на землю и недвижимость в центральной части города привел к переселению некоторых групп на окраину и образованию кварталов низшего класса;

  • развитие предложенной планировочной модели приводит к увеличению пространственно-экономической поляризации и возникновению новых социально-политических волнений, сравнимых с теми, которые привели к вспышке гражданской войны.