Изучение теоретических трудов Альдо ван Эйка, сборника его статей Writings, включающего теоретические работы, созданные еще в Бригаде Х (начало 50-х гг. ХХ в.) и вплоть до конца 1990-х гг., привело к неожиданному выводу: именно в идеологии того архитектурного направления, которое в истории архитектуры ХХ в. названо структурализмом, отсутствуют ссылки на структурные методики, прототипы.

Тем не менее тот факт, что Альдо ван Эйк и его ученик Пит Блум вошли в историю архитектуры ХХ в. именно как структуралисты, заставляет отнестись к их связи с упомянутым направлением как к неслучайному явлению и попытаться исследовать наличие или отсутствие у них структуралистских истоков. Для этого наравне с теоретической линией деятельности Альдо ван Эйка объектом детального анализа стали его проектные предложения и сама личность автора.

Изучение теоретических работ архитектора, его архитектурных проектов и личности архитектора выявило ряд принципов устройства архитектурного объекта, характерных для Альдо ван Эйка. Их условно можно «разбить» на две темы: устройство «архитектурного объекта» и «совмещение трех традиций». Проектный процесс архитектора всегда останавливается на некоторых неделимых частях.

При этом в каждом конкретном проекте предполагается расщепление целого на части, которые подобны целому по своей пространственной организации, и на части, которые уже никак не подразделяются. Это дробление целого определяет пространственную иерархию «целое–часть–неделимый элемент», в которой каждая «часть» может быть подобна целому внутри себя. В разряд неделимых элементов могут попадать как архитектурные объекты, так и элементы природы.

Но как только эти неделимые элементы «входят в круг интересов» архитектора, т.е. разрабатываются им, то они рассматриваются как «целое» и выделяются из той системы, в которую были включены. Принципы устройства здания, района, комплекса у Альдо ван Эйка обнаруживают ряд аналогий со структуралистскими моделями. Это последовательное иерархичное разделение объекта на части.

В каждой следующей части заложена модель дальнейшего «расщепления» по аналогичному принципу, и так до минимальных элементов, которые, согласно принципу, принятому Альдо ван Эйком, дальше уже не могут делиться. Неделимые элементы сами по себе не имеют функционального, архитектурного, конструктивного значений. В проектной графике Альдо ван Эйка это «графемы», разные типы сборки которых обозначают определенную функцию, конструктивный элемент или архитектурную тему.

Этот второй уровень «соединения» и определяется Альдо ван Эйком как «часть», или комплексный, составной элемент, который всегда манифестируется им как подобный целому. В результате «неделимым элементом» могут быть и здания, и природные элементы, и крупные архитектурные формы. В случае принятой архитектором системы в рамках одного проекта Альдо ван Эйк эти «неделимые элементы» дальше «не членит».

Перед нами структурная модель двойной артикуляции, лингвистическая в своих истоках, принятая как универсальный принцип пространственного формообразова ния, что, возможно, указывает на ее пространственные вне- и долингвистические корни. Вторая крупная тема, выделенная в ходе анализа теории и проектных разработок Альдо ван Эйка, это тема совмещения, соединения трех традиций: классической, архаической и современной.

Проведенное исследование показало, что отличительной особенностью сочетания различных исторических традиций у Альдо ван Эйка является то, что условно связывает каждую традицию с определенной пространственно-геометрической схемой и затем работает уже с комбинаторикой этих схем. Так классическая традиция представлена симметричными построениями плана.

Имеет место гипотеза о происхождении подобного типа построения у Альдо ван Эйка из принципов, представленных в классических регулярных парках. В пользу этого предположения говорит то, что учителем Альдо ван Эйка в Технологическом институте Цюриха (Zurich ETH) был А. Лавьер (А. Laverriere), «ветеран» классической архитектурной школы Beaux Art. Модернистская традиция соотносится с децентричным, сетчатым, «открытым» построением.

Характерной особенностью использования этих двух схем, классической и модернистской, является то, что не только в целом, но и в каждой отдельной точке в рамках одного объекта план строится согласно этим двум типам построения. И, соответственно, может быть «прочитан» по одной из них. Наконец, архаическая традиция представлена не в построении плана в целом, а в отдельных пространственно-конструктивных узлах: встраивание в модульные пространства пирамидальных кровель, что в то время шло «вразрез» с современной традицией.

В работе показано, что в этом специфическом наложении трех традиций и заключается та характерная двойственность пространственных построений Альдо ван Эйка, которая фигурирует в его теоретических трудах в виде концепций in-between («в-между»), in-out breathe («вдыхать-выдыхать»), aesthetic of number («эстетика числа»).

Приведенный анализ творчества Альдо ван Эйка дает объяснение очень странному феномену, в котором архитектор, никак себя не соотносящий со структурализмом, относится всеми критиками к структуралистскому направлению в архитектуре. И это интерпретация, независимо от воли автора, вошла в историю архитектуры ХХ в. как каноническая.

Исследование продемонстрировало, что эта связь проистекает из реального структурного подобия планово-пространственных построений Альдо ван Эйка и структуралистских языковых моделей лингвистического типа. Перед нами пример «стихийного» структуралистского подобия, непреднамеренного структуралистского заимствования.