Расположенный рядом с Гейдельбергом ансамбль Палатина задал тон всей барочной ландшафтной архитектуре Германии. Правитель палатината — курфюрст Фридрих V пригласил для осуществления этого проекта французского мастера Саломона де Коза. Саломон, прекрасно знавший лучшие сады Италии, Франции, Голландии и Англии, был готов приступить к работе уже в 1614 году.

В наши дни едва ли что-нибудь сохранилось от первоначального убранства этих мест, но гравюры и картина Фукьера могут дать общее представление о масштабе ансамбля и очертаниях клумб. Моделью для подражания стал тип итальянского сада с его спиралевидными узорами. Лестницы, пандусы и экседры не были использованы здесь из-за болотистых, нетвердых почв. Архитектор полностью посвятил себя украшению клумб в трех партерах. Он предусмотрел также создание боскета с тенистыми перголами, располагавшегося по соседству с водным партером. Примечательны и запутанные круговые обходы-дорожки.

Палатинский сад в Гейдельберге можно рассматривать как произведение эпохи перехода от Ренессанса к барокко. Сходные планировочные решения мы встречаем в королевских парках Вюртемберга и Гессе, например, в герцогском саду в Штутгарте или садах Брунсвик в Гессе.

В конце XVII века в Нижней Саксонии близ Ганновера был создан Большой сад при замке Херренхаузен. Правительница этих земель София Ганноверская воспользовалась услу-