Для русского средневекового города характерно достаточно свободное размещение сооружений в пространстве. Каждый объект, будь то рядовая изба или целая крепость, отвечал нуждам какой-то целостной функциональной системы: изба — поселению семьи, крепость — защите основных ценностей общины и т. д. Причем каждый такой объект представлял собой то, что можно определить как моноструктуру — целостный организм, в котором каждый его элемент выполняет свое, только ему присущее назначение, и поэтому неразрывно связан с остальными элементами, неотделим от целого.

Русский средневековый город

Разнообразие функций, которым служила моноструктура средневековья, вызывало в большинстве случаев сложность, многосоставность ее построения. Прирубы, пристройки, комбинации из нескольких строений формировали, при геометрической правильности большинства форм, живописное целое, складывавшееся по законам, в чем-то близким к законам роста органического мира. Эта органичность не только естественно складывалась, отвечая практическим нуждам обитателей, но и получала специальную художественную интерпретацию. В литературе уже отмечалось, что для русской архитектуры до ХУТ в. (а во многих случаях и для более поздней) характерна трактовка стены, как массива органического; наполненного внутренней жизнью, способного порождать в любой точке поверхности новую конструктивную или декоративную форму (из середины стены вдруг начинает расти лопатка, в любом месте прясла может открыться окно и т. д.). Естественность, непринужденность роста, формирующееся при этом своеобразие здания и комплекса как бы выражают черты своеобразия, индивидуальность разместившегося внутри социального организма (семьи, общины).