Впрочем, важной предпосылкой успехов Рубенса были его дипломатические таланты. Продемонстрировал он их уже в начале 1620-х годов, когда получил от Марии Медичи, вдовы французского короля, заказ на цикл полотен о ее жизни, который должен был состоять из двадцати одной картины. Этот проект, хотя и многообещающий в финансовом отношении, вскоре оказался весьма щекотливым в остальных. После гибели короля Мария стала регентшей при малолетнем короле Людовике XIII. Кардинал Ришелье, с его растущим влиянием на Людовика, уже замышлял отстранить Марию от власти. Когда она заказала этот цикл, ей уже пришлось подчиниться давлению. Ее едва терпели при дворе, и через некоторое время она была вынуждена отправиться в изгнание. Но в тот момент она боролась за восстановление своих позиций и потребовала от художника не больше и не меньше, чтобы его картины подтверждали правильность ее действий в годы регентства.

Рубенс изобразил правление Марии, как подарок небес для Франции. На всех полотнах она окружена эскортом мифологических персонажей и воинами в блестящих доспехах. На одной из картин великолепный корабль Медичи прибывает в Марсель, и будущая возлюбленная Г енриха IV впервые ступает на французскую землю. Ее приветствуют две женские фигуры, представляющие Францию и город Марсель. Ее путешествие по воде из Италии, вероятно, проходило под личным наблюдением Нептуна и его свиты из тритонов и наяд.

Подобные традиции возвеличивания правителей существовали еще с эпохи Возрождения, а своей кульминации эта иконографическая традиция достигла при абсолютистских монархиях XVII столетия. Впрочем, Рубенс не вознес Марию на один уровень с богами. Скорее они присматривают за ней, опекают, направляют ее действия. Таким образом, Рубенс обращается к высшим силам и изображает непогрешимость правителя с долей относительности — мудрый прием, помогающий ему избежать опасности безграничного возвеличивания. Мария, в свою очередь, осталась весьма довольна работой художника и немедленно дала ему новый заказ — на цикл картин, расска зывающий о жизни ее убитого супруга Генриха IV, так и не выполненный до конца.

Когда закончился срок двадцатилетнего перемирия между северными провинциями Нидерландов и Испанией, и в войну вступили Англия и Франция, Рубенс вновь проявил незаурядный талант дипломата, на этот раз на службе у испанской короны во время мирных переговоров. В течение ряда лет его "вторая профессия" пользовалась большим спросом. В 1627 году он посещал Роттердам, Дельфт, Амстердам и Утрехт, якобы для встреч с художниками из северных провинций, а на самом деле вел переговоры с английской стороной, готовясь к прямому диалогу с английским королем, с которым в конце концов выработал условия мирного договора.