Если у Рембрандта и было что-то общее с Рубенсом, кроме выдающегося художественного таланта, так это огромные амбиции. Тридцатидвухлетний Рубенс продемонстрировал аристократическую надменность в своем свадебном портрете, а Рембрандт в тридцать четыре года также изобразил себя преуспевшим в жизни: в бархате и шелках, мехах и драгоценных камнях, он исполнен достоинства и уверенности в себе. А знаток этой эпохи заметит еще и то, что художник не только наряжен в костюм начала XVI века, но и сама его поза вызывает аллюзии на широко известные портреты Тициана и Рафаэля, изображаю

щие Ариосто и Кастильоне. Таким образом, Рембрандт окружает себя ореолом высокой культуры и изысканных манер, присущих этим двум личностям эпохи Возрождения. И подобно Тициану, с 1633 года Рембрандт подписывает свои работы только своим именем, самоуверенно помещая себя в ряд представителей великой традиции.

Успех

К 1640 году Рембрандт и в самом деле достиг вершины своей творческой карьеры. За девять лет до этого он уехал из родного Лейдена, где обучился ремеслу художника и открыл свою первую мастерскую, и перебрался в Амстердам, надеясь получить здесь больше заказов. В течение первых четырех лет работы он написал более пятидесяти портретов, каждый из ко

торых приносил ему до пятисот гульденов, в то время как рабочий мог заработать за целый год всего лишь около сотни гульденов. Один заказ исходил даже от самого штатгальтера, поручившего ему написать серию "Страстей".

Однако происхождение мастера было весьма скромным: его отец был мельником в Лейдене. Подобно Рубенсу, Рембрандт постоянно стремился пополнить свое образование. Он поступил в Лейденский университет и изучал латынь — язык, который был необходим для исторического живописца. В Амстердаме художник общался с еврейскими интеллектуалами и жил в еврейском квартале. Путешествовал он очень редко, так как был убежден, что один Амстердам дает ему достаточно материала для творчества.

Подобно Рубенсу, Рембрандт содержал свою мастерскую с большим размахом: много лет у него работало около ста пятидесяти учеников и помощников. Они изготавливали копии его полотен, которые он затем подписывал; работы самих учеников также продавались под его именем. Правилами гильдии это не возбранялось, однако никто не доводил этот обычай до такой крайности, как Рембрандт. В течение многих лет такая практика являлась предметом жарких споров. Огромная производительность мастера, давшая ему прижизненную славу, сейчас относится скорее на счет его учеников.

Как и Рубенсу, быстрый успех помог Рембрандту заключить удачный брак. В 1634 году он женится на Сас- кии ван Эйленбург, девушке из знатного семейства и с немалым приданым. Вскоре Рембрандт уже мог также считать себя аристократом; в конце концов, он был любимым художником поколения, сформировавшего новое отношение к искусству. Подобно Рубенсу, он переехал в большой городской дом. Молодая жена часто позировала ему.

В год свадьбы мастер приступил к наиболее парадному и репрезентативному из ее многочисленных портретов, демонстрировавшему великолепие и богатство. Однако в отличие от рубенсовского свадебного портрета, Рембрандт не акцентировал внимание на собственном достатке, поскольку Саския играет роль исторического персонажа в блестящем костюмном портрете, очень популярном среди современников. Она одета в ренессансныи наряд, сочетающийся с очень редким в XVII столетии строгим профильным изображением. Рембрандт так и не закончил этот портрет жены до ранней кончины последней в 1642 году; перо на ее шляпе явилось символом быстротечности жизни.