В 1836 г. началась активная раздача земель вокруг дворца под дачные участки. Правила для покупающих дачи предусматривали постройку домиков “хорошей архитектуры” с фасадом в сторону шоссе. Разрешалось строить и двухэтажные особняки, но с обязательным утверждением их фасадов в Комиссии от строений. На землях парка разрешалось открывать кофейные домики и овощные лавки, строительство трактиров и постоялых дворов запрещалось. Стараниями А.А. Башилова была проложена дорога к Камер-Коллежскому валу, отремонтировано Петербургское шоссе. По наказу А.Д. Нарышкиной в воспоминание о кончине ее 14-летней внучки графини Анны Булгари в 1843 — 1847 гг. архитектором Ф.Ф. Рихтером в парке был возведен храм Благовещения Пресвятой Богородицы. Рисунки его фасадов и иконостасов были одобрены лично императором. Заказчица даровала храму серебряную утварь и дорогие облачения из парчи и шелка. На колокольне было семь колоколов.

Постепенно парк начал играть заметную роль в культурной жизни города. Здесь появляются увеселительные заведения для отдыхающей публики. В 1835 г. в конце дворцовой аллеи архитектором М.Д. Быковским по типу каменноостровского в Петербурге был выстроен театр — восьмиколонное с четырьмя ступенями сооружение в стиле греческих храмов. Для удобства публики к нему была проложена дорога от шоссе. В 1845 г. в парке построили масленичные балаганы. Особое внимание в воспоминаниях современников отводилось еще одному “детищу” А.А. Башилова — воксалу. Это увеселительное заведение было выстроено по проекту М.Д. Быковского в 1836 1837 гг. Оно представляло собой деревянное здание с двумя галереями. Здесь под раскаты полковой и цыганской музыки устраивались танцы, званые ужины, коммерческие игры. Рядом с воксалом разбили детскую площадку с аттракционами.

Петровский парк пришелся по душе московской публике. Сюда в 1840-х гг. переместились гулянья с Тверского бульвара. Вслед за аристократами, окрестившими парк “московским Булонским лесом”, за Тверскую заставу потянулось и все более европеизирующееся московское купечество. Е.А. Андреева-Бальмонт вспоминала о летнем отдыхе в Петровском парке в 1880-х гг.: “…22 июля в день именин императрицы Марии Александровны… в Петровском парке происходило в честь нее гулянье. Щит с вензелем императрицы воздвигался против нашей дачи… В такие дни калитка нашего сада широко раскрывалась, по обе стороны… ставились скамейки. Гости рассаживались смотреть гулянье. Мимо нас шла толпа празднично разодетых горожан, проезжали шагом экипаж за экипажем с расфранченной публикой”.

парк Петровского дворца

Купцы принесли в культуру парка и свои “затеи”. В 1890-х гг. в нем появились сады с ресторанами. Один из них — “Фантазия” — принадлежал В.А. Взметневу. При нем были театр, беседки, эстрада, грот. В 1900 г. владельцем сада стал купец В.С. Самойлов, переименовавший его в “Альгамбру”. В саду С.А. Суровежина “Ясная Поляна” был устроен кинематограф. На всю Москву гремела слава рестораций “Мавритании”, “Яра” с цыганским хором Ивана Васильева, “Апполо”, “Эльдорадо”. В принадлежавшей С.И. Натрускину “Стрельне” расположился зимний сад с пальмами и тропическими растениями, в бассейнах плескалась диковинная рыба. Миллионер и меценат Н. П. Рябушинский выстроил в парке очаровательную виллу с экзотическим названием “Черный лебедь”.

Огромную роль в жизни парка сыграла устроенная в 1882 г. напротив него (на Ходынском поле) Всероссийская художественно-промышленная выставка. Один из ее павильонов — образцовый птичник — просуществовал в парке до 1917 г. Еще одним напоминанием о выставке стала терракотовая статуя — подарок фабриканта Гусева Александру III, “изображавшая славу России в виде русской боярыни”. Статую установили на пьедестале в Петровском парке перед дворцом. В 1905 г. пьедестал был разобран, а статуя рассыпалась на куски. На ее месте разбили цветник.

Город с годами все ближе придвигался к недавней московской окраине. В 1882 г. на Ходынское поле к открытию Всероссийской художественно-промышленной выставки была проложена от Брестского вокзала ветка конно-железной дороги. В 1899 г. линию, продолженную до Страстного монастыря, электрифицировали.

парк Петровского дворца

В предреволюционных путеводителях отмечалось, что “по главной аллее [парка] каждое воскресенье и в большие праздники в пять часов” устраивали катанья на экипажах. Однако вследствие недостаточного внимания Московского дворцового управления аллеи почти не ремонтировались, освещение проведено не было, новые деревья не высаживались и т. д. В 1914 г. московская городская управа безрезультатно ходатайствовала о передаче парка в ведение города.

После революции 1917 г. парк постигла еще более горькая участь, чем дворец. В 1920-х гг. на его землях еще продолжали существовать частные владения (бывшие дачи). Писатель М.А. Осоргин приводит в своих произведениях страшные данные о расстрелах, производившихся в парке в 1917 — 1919 гг.

Окончательно парк исчез в 1928 г., когда на его территории развернулось строительство стадиона “Динамо”. Были снесены дачи, образцовый птичник, засыпаны пруды. До наших дней дошел лишь небольшой кусочек парка непосредственно вокруг Путевого дворца. Начавшиеся восстановление храма Благовещения, реставрация виллы “Черный лебедь” и др. оставляют надежду на появление в этом живописном уголке небольшой мемориальной зоны. Возможно, когда-нибудь москвичи вспомнят и о парке, где “готика сливалась с прихотями последней моды, греческий стиль с мавританским”.

парк Петровского дворца