Париж, город света и приглушенных тонов

Традиционная цветовая гамма Парижа отличается сдержанностью. Городские стены чаще всего окрашены в мягкие и светлые тона. Только крыши (из шифера, цинка, черепицы) имеют темный цвет.

Использование камня и штукатурки до конца не объясняет своеобразия этой палитры. В ее формировании большую роль сыграли представления власти, а также моральные и идеологические ограничения.

Во Франции нормы хорошего вкуса обязательно требуют сдержанной колористики. Административные акты, направленные на сохранение исторических зданий, уже долгое время придерживаются этого же правила.

1Замечательные материалы

Париж, город света и приглушенных тонов

Основной строительный материал в Париже – это камень. Уже давно в парижских карьерах и в окрестностях Парижа добывают белый, золотистый или розоватый известняк, который легко обрабатывается. Римляне использовали его для строительства Лютеции.

Еще добывают породу, которая служит основой для изготовления гипса – материала, очень популярного в строительстве, учитывая, что кирпич, за некоторыми исключениями, не имеет большого успеха как строительный материал. Крыши Парижа темно-серого сланца или светло-серого металла.

Эти цвета постепенно заменили красную черепицу, но не золотые купола дворцов! Группой студентов Высшей национальной школы декоративных искусств (ВНШДИ) была исследована цветовая гамма двух улиц VI округа: улицы Феру и улицы Де Канет, которые расположены в историческом квартале Сен-Сюльпис.

Эти соседние улицы имеют совершенно разное предназначение. Улица Феру – это только жилой фонд, на улице Де Канет чередуются жилые и торговые помещения.

Студенты составили таблицу цветовой гаммы стен улицы с жилыми помещениями, а также последовательность цветовых уровней другой улицы, от основания сооружения до крыши. Эта схема хорошо показывает, как формировалась цветовая гамма в Париже на протяжении веков.

2Сила и гордость

Париж, город света и приглушенных тонов

Камень имеет хорошую репутацию и играет значимую роль во французской архитектуре. Он стал символом могущества римлян. Умение его обрабатывать позволило им строить здания внушительных размеров: дворцы, театры, мосты, храмы. После падения империи каменные блоки разрушенных зданий были использованы в качестве материала для новых построек.

Начиная с конца X века, западный мир вступает в новую эру, период демографической экспансии, обогащения и политической реорганизации. На территории Франции появляются укрепленные замки, крепостные стены, мосты. Камень необходим для создания прочных сооружений.

Мелкие феодалы, которые возводят фортификационные сооружения, укрепляют свой авторитет и власть. Камень подходит и для военных построек, и для дворцов, а также для строительства церквей, соборов, монастырей, значимых объектов гражданской архитектуры. Камень символизирует мощь и престиж.

3Свет, красивый и настоящий

Париж, город света и приглушенных тонов

В начале XII века в борьбу вступают два эстетических направления. Харизматический лидер монашеского ордена цистерцианцев Бернар Клервоский (1090–1153), именуемый Святым Бернардом, придерживался строгой эстетики, в которой простота и естественные материалы более значимы, чем все декоративные украшения, которые он считал «знаками тщеславия».

«Бог есть свет», и не подобает облекать его в цвет, нужно, чтобы свет проникал в здания так, как проникает в наше сознание. По этой причине орден цистерцианцев отказывается от красок. Отказ от цветовой гаммы приведет к созданию витражей без цвета и полной оголенности стен их монастырей.

Сегодня «естественный цвет» рассматривается как аутентичный, как «естественная красота» Святого Бернара. Сотни монастырей цистерцианцев, которые появились во Франции и в Европе на протяжении нескольких веков, следуют рекомендациям Святого Бернара. Эта эстетика простоты и скромности создала художественную и архитектурную концепцию во Франции.

4Надпись и картинка

Париж, город света и приглушенных тонов

Для Святого Бернара цветные картинки на окнах или стенах церкви имеют смысл только потому, что помогают малограмотному человеку понять суть вещей. Написанное более значимо и не нуждается в цветовом оформлении.

Цветные картинки – для неграмотных. Образованному человеку не нужно цветовое оформление. Мысль о том, что цвет – это вульгарно, определяет массовое сознание и вкус. Это мнение распространено также и в Китае среди интеллектуалов, «которые предпочитают чернила цветной надписи».

В это же время в Сен-Дени аббат Сюгерий (1080–1151), вдохновленный божественным светом, разрабатывает новое искусство постройки. Это «французское искусство», которое позже назовут «готическим», позволяет строительство высоких зданий. Стены больше не являются несущими для тяжелых сводов, как в романской архитектуре.

Технология строительства, именуемая «крестообразный свод», имеет двойной эффект, снижает уровень тяги боковых куполов и переносит основной вес на колонны, которые с внешней стороны поддерживаются аркбутанами. Между опорами, в высвобожденной таким образом зоне, образуются огромные пространства, через которые свет проникает внутрь.

В этих отверстиях расположены разноцветные витражи, освещенные солнечным светом. Как считал Сюгерий, красота побуждает «перейти из низшего мира в высший мир». Для Сюгерия витражи – это также способ научить неграмотных священной истории при помощи картинок. Эта эстетика будет сосуществовать с цистерцианской. Аскетизм цистерцианцев найдет свое отражение в реформаторских религиях, лютеранстве и кальвинизме.

В XVII веке эта эстетика будет взята на вооружение янсенистами. Внешние стены зданий, даже самых значимых, таких как Пале-Рояль, сохраняют цвет строительного камня. Контрреформа будет иметь небольшое влияние на цветовую палитру архитектуры Франции.

Вдохновленные идеями эпохи Просвещения и идеализированным видением Римской республики революция 1789 года, а затем Империя проповедуют добродетель и строгость. Тем не менее возникнувшая архитектура, полная «надежд и щедрых ожиданий», не меняет цветовой палитры города! За редким исключением цвет не участвует в создании образа власти на архитектурном уровне.

Под влиянием итальянской традиции цвет неярко проявляется во Франции. Полихромный фасад Шамборского замка выражает театральное тщеславие Франциска I в XVI веке. Площадь Дофина и площадь Вогезов, созданные при Генрихе IV, – это редкие многоцветные памятники, которые свидетельствуют о том, что цвет не всегда был исключен из официальной архитектурной установки для построек.

Фасады зданий, которые окружают площадь Вогезов, трех цветов от красного кирпича до каменного обрамления охристого цвета и сине-фиолетовых крыш и кирпичей-обманок, нарисованных под сводами первого этажа. Как и больница Сен-Луи, она создана при Генрихе IV. Эта колористическая находка не будет иметь будущего. Одно из исключений, парижский шедевр XIX века, – Опера, или «Дворец Гарнье».

Мраморные колонны и позолоченные надписи на цветных мраморных плитах украшают некоторые части фасада. Инициатор проекта – Наполеон III, который получил признание благодаря своему архитектору. Но действительно ли здание представляет его лично или это буржуазия при помощи декора, нарушающего устоявшиеся веками эстетические правила, скандально выражает таким образом свое отношение к его приходу к власти?

Большие работы в Париже, начатые префектом Рамбюто, возобновленные и расширенные бароном Османом, преобразили морфологию столицы, но не ее цвет. Многочисленные каменные карьеры в Париже и в его окрестностях, позволили буржуазии при относительно скромных финансовых вложениях строить дома похожие на дворцы.

Для нуворишей, жаждущих обрести символы власти, скульпторы, чьи предки, может быть, украшали замки и соборы, придумывали особняки в разно- образных стилях: неоклассическом, неовизантийском или в стиле эпохи Возрождения.

5Хороший вкус и сдержанность

Париж, город света и приглушенных тонов

Неприлично хвастаться своей культурой или своим богатством. Показное не может быть «хорошим вкусом». Это правило, существующее повсюду, отчасти объясняет отказ от цвета.

Сегодня эта особенность культурного развития по-прежнему выражает эстетические ценности и социальные вопросы традиций. Хроматическая скромность Лувра Людовика XIV была соблюдена его преемниками, в том числе и при последних строительных изменениях в облике музея.

Центральная пирамида вписывается в цветовую палитру архитектурного ансамбля. Камни придают зданию свой цвет без мраморных вставок, которые так любили римляне. Если Дом инвалидов в целом выдержан в строгом стиле, то его часовня, поскольку служит для божественного почитания, украшена золотым куполом.

В течение 2000 лет истории Парижа стили развивались, сменяли друг друга, иногда накладываясь друг на друга, но пластическая выразительность города оставалась неизменной: цвет – это чаще всего цвет самих материалов.

Это наследие на уровне архитектурных построек сегодня в Париже защищено строгим предписанием. Иногда даже, чтобы сохранить пластическую однородность районов, следует перекрашивать несоответствующие архитектурные сооружения в цвет «натурального камня».

Частое использование во Франции бетона сохраняет эстетическую сдержанность и простоту. Современная архитектура, в которой использование стали и стекла становится все более распространенным, не сохраняет оттенки этих тонов, но сохраняет скромность этой цветовой палитры.

6Город света

Париж, город света и приглушенных тонов

Париж получает имя «город света» благодаря лейтенанту полиции Ла-Рени6, который во времена Людовика XIV оснастил город общественным освещением. Образ очень яркий, остается в памяти надолго!

В начале XVII века предприниматели обязаны были покрывать штукатуркой традиционные бревенчатые дома, представлявшие угрозу распространения пожаров. Такая практика продолжалась и после революции, в XIX веке.

Все новые яркие здания из камня и отштукатуренные служат для создания светлой цветовой гаммы в Париже. Город светлеет, но совсем не приобретает цвета.

7Окраска в развитии

Париж, город света и приглушенных тонов

Металл, используемый в архитектуре с середины XIX века, требует защиты от коррозии. Цвета красок, используемых для этой цели, достаточно сдержанные. Зеленый, коричневый и серый – это доминирующие оттенки.

Зеленый станет отличительным цветом павильонов общественного пользования, которые появляются на бульварах и проспектах в XIX веке. Новейшие современные декоративные металлические конструкции чаще всего нейтрально одноцветны или, как у здания министерства культуры, светоотражающие.

На рубеже XIX и XX веков ненадолго появилась мода на неовизантийский стиль в церковных мозаиках. Цвета декоративных керамических изделий стиля принесли немного изысканного цвета. Но нарождающаяся реклама будет появляться на стенах в виде больших полотен дисгармоничных цветов.

Момент славы кирпича как строительного материала был короток, но его результаты оказались блестящими. Возврат использования кирпича архитекторами запоздал. Начиная с XIX века кирпич, красная охра или желтая охра, очень мало использовался для городских жилых построек, он служил строительным материалом для промышленных зданий, а затем – различных общественных зданий, таких как школы или мэрии республики.

С начала XX века его использование в основном распространяется на строительство жилых зданий для трудящихся. Эти здания находятся в основном на окраине Парижа, где существовали давно пустовавшие после сноса фортификационных укреплений пространства, и в пригороде.

Появилось выражение «красный пояс» Парижа, которое отражает одновременно доминирующий цвет зданий и политические предпочтения жителей рабочих окраин, голосовавших за социалистов и коммунистов. Этот архитектурный отличительный признак заявит о себе вновь при строительстве высоток Иври.

После Второй мировой войны бетон полностью заменит камень и здания из сборных элементов, новая эстетика получит широкое распространение. Простые, сдержанные формы, чаще всего бесцветные, ускорят исчезновение архитектурных украшений.

Эксперименты с использованием цвета для жилых зданий, несмотря на все попытки Ле Корбюзье, не будут иметь большого успеха. Эти веяния пятидесятых, шестидесятых годов не будут убедительными, поскольку они популяризируют цвет, который появляется в конечном счете в самом дешевом жилье, тем самым ставя на нем подобие клейма.

Попытки окраски зданий осуществляются в основном в пригородах Парижа, в фонде социального жилья, построенного с участием государства и регионов для простолюдинов.

8«Эстетика реальности» в действии

Париж, город света и приглушенных тонов

Отступления от правила «эстетики реальности», как ее называл Бернар Клервовский, очень распространены сегодня. Аграфированный камень появляется на стенах многих зданий, в том числе известных построек, таких как Большая арка Дефанс или Опера Бастилии.

Строгость, на которой была основана художественная эстетика в искусстве, кажется, больше не отображает вдохновение архитекторов. Остается строгость архитектурных построек из стекла, в котором отражаются соседние здания и небо! Не шутка ли это, чтобы вернуть Богу его свет?.

В семидесятые годы строительство «особенных» зданий становится поворотным моментом: Центр Помпиду архитекторов Роджерса и Пиано , здания Айо в квартале Ла-Дефансе или, позже, «сумасшествия» архитектора Чуми в Ла-Виллетт. Эти нововведения, как представляется, положили начало новой эстетической архитектурной концепции в Париже.

Сооружения, построенные в последние годы, демонстрируют разнообразие архитектурных образов, которые уже не соответствуют традиционной эстетике. Художественная согласованность, которая характеризовала Париж, исчезает.

Пространство в XIII округе, где была построена новая Национальная библиотека, находится в стадии ведения строительных работ уже более пятнадцати лет. Здания окрашиваются в самые различные цвета: зеленый, красный, глянцевый черный, синий….

9Цвет – это жизнь

Париж, город света и приглушенных тонов

В Париже цвет находится всегда в основном на улице, на первом этаже здания. Украшенные фасады некоторых магазинов еще встречаются сегодня в историческом центре Парижа, такие как кондитерская Шторер на улице Монторгей.

Деревянные двери парадных или некоторые вывески магазина раскрашены, а иногда покрыты лаком. Необходимость освежить окраску дает возможность экспериментировать с цветом, иногда с достаточно ярким.

У входа в общественные здания три цветовых пятна – французский флаг. Уличное оборудование начиная с XIX века преимущественно зеленое, как скамейки и киоски. Шторы кафе чаще всего яркие, иногда красные или синие. Разноцветные транспортные средства, легковые автомобили, грузовики, автобусы курсируют по улицам города.

Сегодня настенная живопись придает яркий многоцветный нюанс в некоторых кварталах. В районе квартала Ла-Дефанс, как и в историческом центре Парижа, яркие краски появляются на самом низком уровне.

А еще существует мир, который меняется ежедневно или в зависимос- ти от времени года: афиши, журналы, киоски, рынки, зеленые насаждения и, конечно же, начиная с весны, времени, когда распускаются первые цветы, цвета одежды!

10Цвета солнца

Начиная с шестидесятых годов, с подачи Андре Мальро, парижские здания отреставрированы и заново отштукатурены. Город снова становится ярким, как во время крупных строительных работ в XIX веке.

Вечерами солнце вновь окрашивает в золото и розовый цвет фасады и статуи парков, заставляет сверкать стеклянную крышу Большого дворца и золотой купол Дома инвалидов.

11Цвета воды

Чаще всего эстетическая функция водных артерий забывается, Сена играет значительную роль в развитии колорис- тической картины Парижа! Это происходит из-за ее размеров, особенностей ее набережных или уникальности ее течения?

Или на это повлияло решение Генриха IV, построившего Новый мост и площадь Дофина, которые позволяют Сене занять значительное место в городском пейзаже?

Постройка Нового моста создала место, откуда можно вечером наблюдать красные отблески заходящего солнца на поверхности воды, а ночью – отражение в ней огней домов и Эйфелевой башни.

12Цвета неба

Небо светлого Парижа иногда покрывается облаками, чтобы «защитить частную жизнь жителей», – как поется в песне. До ремонта фасадов улицы Парижа были темные, серые от грязи.

Дым из труб заводов и домов, а затем и крупных промышленных предприятий, а позже загрязнение от автомобилей омрачили город. Сегодня очищенные фасады более чувствительны к изменениям света. Свет падает на металлические крыши, каменные кладки дворцов, башни Нотр-Дама…

Небо отражается в мокрых мостовых, наполняя город мягкой и чуть-чуть меланхолической гармонией. Облака в небе Парижа не скрывают свет, они рассеивают его, они его пропускают, смягчая контрасты. Мягкий свет, который освещает даже самые узкие улочки, проходы, где встречаются влюбленные, мощенные дворы, где дети играют в «салки».

Небо Парижа – это яркая тема во французской песне. Песня пятидесятых в исполнении Эдит Пиаф, Жюльетт Греко выражает эту тихую грусть, ее название – «Под небом Парижа».