Тем временем умерла его первая жена, и в 1630 году, через четыре года после ее смерти, Рубенс женится на Елене Фоурмен. Стареющий художник страдает от подагры и стремится к жизни в покое, подальше от аристократических кругов и суеты. Шестнадцатилетняя Елена дала пятидесятитрехлетнему художнику новый жизненный импульс: "Я взял себе молодую жену из хорошего, хоть и буржуазного семейства, несмотря на то, что весь мир убеждал меня породниться с придворными кругами. Но я побоялся исключительной надменности и слабости знатных персон, особенно это касается противоположного пола, и поэтому предпочел такую жену, которая не будет фыркать, когда я возьму в руку кисть. И, честно говоря, мне не хотелось обме

нивать свободу, мое самое драгоценное достояние, на ласки стареющей дамы". Елена позировала ему для нескольких портретов; ее лицо можно постоянно видеть даже в мифологических и библейских сценах, созданных в эти годы. Рубенс теперь самостоятельно писал большинство своих картин, в том числе и беззаботные дары любви — "Пир Венеры" (теперь в Вене) и "Сад любви" (теперь в Мадриде).

В 1635 году штатгальтеры, наконец, вняли мольбе Рубенса и освободили его от дипломатической службы, и художник смог, как он писал, "рассечь золотой узел амбиций". У него не осталось "другой цели на свете, кроме жизни в покое". Он выполнил это намерение, удалившись с молодой женой в замке Стен, своем загородном имении.

Сложности характера Рубенса в конце жизни можно увидеть, сравнив три созданные им в последние годы картины. За два года до смерти, в 1640 году, он написал, пожалуй, самый "рискованный" портрет Елены, так называемую "Шубку", единственное в своем роде свидетельство его восторга перед жизнью со всеми ее радостями. А вот "Автопортрет" (1636) отражает официальный облик Рубенса: уважаемого, осыпанного всевозможными почестями художника. Этот, так называемый "поколенный" тип портрета, в три четверти роста, мастер обычно использовал для официальных изображений государственных мужей. Здесь присутствует множество указаний на положение изображенной персоны: колонна, традиционный атрибут аристократического портрета; перчатка, небрежно зажатая в руке; кинжал, говорящий о рыцарском звании. Представительность персоны подчеркивается массивным объемом, который создают широкополая шляпа и блестящий плащ. Однако выражение достоинства не ограничивается внешними признаками: в живом, но строгом взгляде Рубенса читаются мудрость и жизненный опыт. Один глаз вопросительно вспыхивает, открытый миру, а другой темен, серьезен, обращен внутрь души.

Неустанные усилия Рубенса, направленные на заключение мира, принесли разочарование — ему так и не суждено было дожить до конца войны в Европе. В 1638 году он выразил свои чувства в полотне "Последствия войны". Возможно, ему казалось, что человечество никогда не обретет разум.