Для объемно-планировочных решений многоэтажных жилых домов  характерно довольно широкое использование двухэтажных, реже полу-двухэтажных (со смещением на пол-этажа) квартир, галерейных и коридорных домов, особенно гостиничного типа. Лестницы и лифты часто выделяются из основного объема здания в пластично решенные и соединенные с ним переходами лестнично-лифтовые башни. Протяженные жилые дома иногда проектируются криволинейными в плане (архитекторы О. Нимейер, А. Рейди, К. Ферейра, Ф. Мариньу-Регу и др.).

Первый этаж часто устраивается открытый. Для поощрения раскрытия первого этажа, улучшающего аэрацию застройки в целом, муниципалитет Рио-де-Жанейро постановил при обложении домовладельцев налогом не включать такой этаж в общее число. В центральных частях городов в первых этажах обычно размещаются торговые или другого общественного назначения помещения.

Конструкции жилых домов и гостиниц, как правило, железобетонные, каркасные с заполнением пустотелыми блоками или с поперечными несущими стенами.

Длинные 200-метровые ряды двухэтажных домов с наклонными ребристыми фасадами в Сан-Жозе-дус-Кампус привлекают использованием односкатных крыш. Такой прием позволяет расположить в пониженной части комнату дневного пребывания на всю высоту, а в повышенной — разместить второй этаж со спальнями. Индивидуальные садики, перекрытые пер- голами и разделенные перфорированными перегородками, переходят в комнаты дневного пребывания. В одном из типов домов удачно соединен галерейный второй этаж с блокированным первым этажом, где только нижние квартиры имеют индивидуальные участки.

Более замкнуты блокированные дома на о. Пакета в Рио-де-Жанейро (арх. Ф. Болонья, 1952) с крошечными внутренними двориками в сторону общей озелененной площади и хозяйственной лоджией у входа с противоположной стороны.

В индивидуальных жилых домах часто развивается и видоизменяется средиземноморский тип дома с внутренним двориком— патио (характерный также для монастырей и фазенд колониальной Бразилии), позволяющий вынести ;на воздух часть функций жилища, органично связать внутреннее пространство с наружным. Этой задаче подчинена и композиция этапного для истории формообразования в бразильской архитектуре дома О. Нимейера в Каноа, близ Рио-де-Жанейро.(1953).

Плоская плита прихотливых криволинейных очертаний покрывает остекленную с трех сторон комнату дневного пребывания, пол которой непосредственно переходит в террасу, расчленяемую железобетонными перфорированными ширмами. Только две криволинейные же стенки выделяют более интимную часть помещения. Ощущение единства внутреннего и наружного пространства подчеркивает оставленная на участке скала, которая снаружи омывается небольшим бассейном под открытым небом, а внутри, «пробив» стеклянную стену, становится элементом интерьера, отделяя жилую комнату от кухни и лестницы, ведущей к спальням в цокольном этаже.

В Бразилии расширяется и строительство общественных зданий. С 50-х годов начинается строительство целостных университетских комплексов. Университетский городок в Рио-де-Жанейро (1955, арх. Ж. Морейра и др.), расположенный на искусственном острове, имеет четкую осевую композицию. Его здания подчеркнуто геометричны, но обогащены монументальной живописью и окружены парком с многоцветными посадками и малыми формами. Для бразильских школ характерно выделение в отдельный пластичный блок спортивного и актового залов и сквозное проветривание классов. Среди лечебных зданий интересны Институт рака в Сан-Паулу (архитекторы Р. Леви и Р. Серкейра- Сезар, 1954) с изогнутыми переходами между корпусами и больница в Рио-де-Жанейро (1952—1959, арх. О. Нимейер) с солярием на крыше и разнообразными солнцезащитными устройствами.

Для строительства спортивных сооружений Бразилии особую роль сыграл предложенный О. Нимейером конкурсный Национального атлетического центра в Рио-де-Жанейро (1941). Он не был осуществлен, но многие его композиционные идеи оказали влияние на бразильских (и не только бразильских) архитекторов. Это прежде всего использование средств защиты от солнца и открытой конструкции трибун как основы создания художественного образа сооружения.

Один из крупнейших в мире стадион Маракана в Рио-де-Жанейро (1950, архитекторы П. Бастус, Р. Галвао и др.) имеет двухъярусные трибуны, рассчитанные на 155 тыс. зрителей, защищенные кольцевым консольным козырьком с вылетом 30 м, и загрузку по длинным пандусам.

С середины 50-х гг. начинают строиться укрупненные торговые здания и торговые центры, нередко с большепролетными конструкциями (например, в Сан-Паулу).