Строительство велось с минимальными средствами, с учетом жестких норм и типизации. Применялись квартиры типа «дуплекс», минимальных размеров, но запроектированы они были так, чтобы впоследствии две квартиры без ванных комнат могли быть превращены в одну полноценную квартиру с ванной комнатой.

К 1958 г. восстановительное строительство было в основном закончено. С 1959 г. стали осваивать и новые районы, которые застраивались уже более свободно и дифференцированно. Возводятся дома различной высоты, появляются башенные дома. Наряду с домами высотой 5—6 и 8 этажей стали строить двухэтажные одноквартирные дома (для больших семей с детьми). В квартирах появились ванные комнаты. К этому же времени относится создание экспериментальных квартир «зального» типа (их можно делить на комнаты в зависимости от потребности).

На развитие архитектуры Австрии все большее влияние оказывает строительство в отдельных городах, в частности в Линце, носящее даже более «столичный» характер, чем Вены. Значительную роль сыграло то, что в Линце преобладало кооперативное жилищное строительство, которое не было ограничено рядом предписаний, как это было в Вене. Это позволило архитекторам Линца, среди которых ведущую роль играл арх. А. Перотти, интенсивнее вести поиски и смелее использовать оригинальные решения.

Крупнейшая кооперативная организация «Нейе Хеймат» во главе с арх. Перотти построила в Линце между 1954 и 1959 гг. ряд благоустроенных жилых комплексов — Шергенхуб, Ам Фрошберг и Пошахер Грюнде, отличающихся живописной планировкой, выразительным объемно-пространственным построением зданий, удачной цветовой композицией.

Развитие Инсбрука предопределила зимняя Олимпиада 1964 г., в результате которой была взята твердая установка на превращение Инсбрука в город зимнего спорта. При этом отказались от характерной для этого города тенденции строить в духе местного народного тирольского зодчества в пользу современной архитектуры: 10-этажные дома на столбах, построенные для Олимпийской деревни, сооружались с расчетом, чтобы использовать их впоследствии для создания нового жилого района.

С начала 60-х годов архитектура Австрии все более уверенно становится на путь индустриализации строительства. Началось проектирование домов из сборных конструкций (до этого в Австрии к принципу сборности относились резко отрицательно), планируется строительство 3500 квартир по системе Камю в районе Вены Кагран-Штадлау.

В 1961 г. была создана специальная исследовательская группа, в которой принял участие американский В. Груэн, для разработки ряда прототипов односемейных домов из сборных элементов. В целом ряде объектов разрабатывались различные приемы использования крупных объемных элементов («Рабочая группа 4», арх. И. Г. Гштой и др.).

В архитектуре Австрии середины 60-х годов проявляются черты, позволяющие говорить об определенной самостоятельности ее развития в последние годы. Как в Вене, так и в других городах Австрии начинает играть значительную роль практическая и теоретическая деятельность молодых архитекторов, объединенных в творческие коллективы. Для их творчества характерны, с одной стороны, интерес к инженерно-строительной стороне архитектуры, с другой же, — резко отрицательное отношение к подчинению ее функции.

Эти молодые архитекторы являются активными пропагандистами австрийской архитектурной традиции, в частности венского Сецессиона. Их стремление возродить интерес к архитектуре «до- функционалистического» прошлого часто преследует цель обогатить и смягчить теряющий популярность функционализм и может оказаться весьма плодотворным в области формообразования. Их деятельность часто приводит к возникновению своеобразных, остросовременных произведений; однако на рубеже 70-х годов появились и симптомы самодовлеющего увлечения поиском формы, и индивидуализма, граничащего с саморекламой. Эти тревожные явления подвергались резкой критике, в частности со стороны Р. Райнера.