Потребность в специалистах с высшим образованием привела к строительству нескольких крупных учебных комплексов. Кроме уже упомянутых комплексов Политехнического института в Отаниеми и Университета в Ювяскюле, построенных по проектам Аалто, интересны новые университеты в Турку и Тампере. Первый был построен на вершине крутого холма восточнее старого центра города в 1954—1959 гг. по проекту А. Эрви и образует компактную группу зданий, окружающую обширный двор. Асимметричный ансамбль обогащает эффектно раскрывающаяся панорама. Конструктивной основой построек является железобетонный каркас; их четкие геометрические формы легки и гармоничны.

Университет в Тампере (1960—1967) построен по проекту архитекторов Т. Корхонена и Я. Лаапотти. Необычен для Финляндии металлический каркас в сочетании со сборными панелями стен, использованный в качестве конструктивной основы построек. Перекрытие главного зала подвешено к стальным балкам, выведенным наружу. Четко и контрастно сочетающиеся блоки комплекса формируют на террасах наклонного участка систему пространств, характер которых разнообразен и тонко связывается с окружением. К площадке перед входом, связанной с магистралью, обращена глухая бетонная стена главного корпуса, расчлененная только ритмом узких панелей. Интерьеры широко открываются ко двору, приподнятому над уровнем улиц и широко раскрытому к далеким перспективам долины. Дворы на нижних террасах ближе к уровню улиц, они более интимны и замкнуты. Четкая геометричность объемов помогает восприятию пространственной композиции, связанной с пейзажем. Комплекс этот относится к лучшим произведениям рационалистического направления в архитектуре Финляндии. Однако ограниченность участка, не позволяющего развивать комплекс, привела к решению о переносе университета в ближайшем будущем на свободную территорию за пределами города.

Первым крупным зрелищным зданием, построенным в стране после войны, был концертный зал в Турку (1952, арх. Р.-В. Луукконен). Зал на 1000 мест, неправильной овальной формы, с мягко очерченной криволинейной поверхностью подвесного потолка обладает хорошими акустическими качествами. Композиция сооружения повторяет схему построенного в 1935 г. здания концертного зала в Гётеборге — сходство, смысл которого подчеркивает поставленная перед зданием скульптурная группа, символизирующая дружбу Турку и Гётеборга (скульптор Вяйне Аалтонен). Разработка в этой постройке принципов формообразования, связанных с законами акустики, была шагом, необходимым для создания свободных форм зала Дома культуры рабочих в Хельсинки.

В 60-е годы в Финляндии построено несколько театральных зданий. Наиболее значительны среди них постройки в Турку и Хельсинки. театра в Турку (1960—1962) выполнили архитекторы Р.-В. Луукконен и X. Стенроос. Здание стало первой постройкой нового общественного центра на набережной реки Аура. Асимметричная композиция органично связана с высокой скальной террасой, к которой примыкает здание. Массивный объем сценической коробки образует вертикальную доминанту, контрастную по отношению к горизонтальному широко остекленному объему зрительного зала и к поднимающемуся террасами крылу, где размещаются помещения, обслуживающие сцену. Здание, облицованное красной медью и темно-коричневой керамической плиткой, по своему колориту близко к цвету гранитных скал. Компактный амфитеатр секторного зала дополнен небольшими балконами (общее число мест 668).

Расположение на склоне, спускающемся к заливу Тёёле, определило живописную группировку распластанных объемов городского театра в Хельсинки (1967, арх. Т. Пенттиля). Здание имеет два зала — большой на 920 и малый на 300 человек с общей группой сценических помещений. Организация плана основана на сочетании прямоугольных и ромбических элементов. Фойе расположено в нескольких уровнях в соответствии с понижением участка, что благодаря широкому остеклению подчеркивает органическую связь здания с окружающей средой. Белизна его стен, облицованных керамикой, как бы фокусирует в себе белизну березовых стволов парка.

В Финляндии церковь стоит в ряду государственных учреждений, строительство культовых зданий получает официальную поддержку и ведется довольно широко с привлечением наиболее известных архитекторов. Кроме построек такого рода, принадлежащих Аалто и Пиетиля, следует упомянуть небольшую церковь в Отаниеми, построенную по проекту К. и X. Сирен (1957). Здание интересно как пример композиции, где образная выразительность достигнута самыми скромными средствами. Стены церкви сложены из неоштукатуренного кирпича, стропильная конструкция и подшивка покатой кровли из нестроганых досок открыта в интерьер. Никаких пластических эффектов, никаких декоративных фактур. Впечатление всецело определяется организацией пространства, направленного к поляне, открывающейся сквозь сплошь остекленную восточную стену. Посреди поляны, на фоне темных елей, возвышается высокий крест. Здесь в здании, сооруженном среди студенческого городка, ложная патетика форм «нового барокко» была бы менее действенным средством пропаганды религиозных идей, чем рафинированная простота форм, органично включенных в пейзаж.

Активное включение в композицию элементов природы, своеобразная спекуляция на простоте и внешней рациональности форм стали, впрочем, чертами, довольно распространенными в архитектуре культовых зданий Финляндии. Их порождает «нацеленность» на определенные черты национального характера — любовь к природе и вместе с тем практичность.

В архитектуре финских промышленных сооружений конца 4.0-х — начала 50-х годов нельзя отметить качественных сдвигов по сравнению с предвоенным периодом. Новые деревообрабатывающие и целлюлозно-бумажные комбинаты имели в основе своей композиции принципы, выдвинутые еще при создании комбината Сунила (пространственная организация производственного цикла в соответствии с особенностями ландшафта). Был построен каскад из шести гидроэлектростанций на реке Сулуйоки с общей выработкой энергии 2 млрд. квтч в год (арх. А. Эрви). Их здания, связанные с железобетонными водосливными плотинами, отличаются простотой объемного построения, достигнутой на основе четкой технологической схемы.

Новые тенденции организации производства впервые отчетливо проявились в за конченном в 1956 г. здании текстильной фабрики в Ханко (арх. В. Ревелл). Большой машинный зал ее представляет собой единое пространство, перекрытое мощными напряженно армированными железобетонными рамами (первый пример применения напряженного армирования в Финляндии). Это дает возможность гибко организовать и быстро перестроить производственный процесс. Машинный зал расположен вдоль бровки пологого склона так, что блоки, примыкающие к нему под прямым углом и включающие административные помещения, кладовые и бытовки, хотя и расположены на общем уровне этажа, поднимаются над землей, что позволило организовать проезд под ними. Стены здания облицованы алюминиевыми плитами.

Принцип гибкой организации внутреннего пространства получил дальнейшее развитие в ряде построек (фабрика сигарет в Турку, 1960, арх. К. Симберг; упомянутая выше типография в Тапиоле и др.).