Главное здание возведено почти в центре комплекса в окружении обширных открытых пространств. Излюбленный Аалто прием построения объема вокруг дворика развит здесь в систему разнообразных полуоткрытых и замкнутых интимных пространств, окруженных блоками учебных помещений. Доминанту асимметричной композиции образует воронкообразный объем, объединяющий две большие аудитории. Форма его покрытия как бы повторяет ступенчатый наклон амфитеатра. Блок аудиторий остро контрастирует со спокойными горизонталями учебных корпусов, расположенных на пологом склоне.

Объемы зданий обладают полнокровной материальностью и насыщенным красно-черным колоритом, характерными для «красного периода» творчества Аалто. продолжает здесь ту полемику с «античеловечными стеклянными призмами», которую он развернул в послевоенные годы. Интерьеры решены свободно и разнообразно: открытость систем переливающихся пространств фойе и вестибюлей сменяется четко дифференцированными и изолированными в соответствии с функцией помещениями учебных блоков. Замысел раскрывается и дополняется организацией направленного естественного освещения аудиторий и фойе, где Аалто как бы подводит итог своим исканиям в «архитектуре света». Здание получило лиричный, антимонументальный характер; оно органически едино с ландшафтом — качество, трудно достижимое в сооружении столь значительных размеров.

В 60-е годы Аалто ведет также строительство центра Сейняйоки, небольшого, но быстро растущего промышленного города в западной части страны (в 1960 г. закончена церковь, в 1964 г. — библиотека и ратуша). Центр формируется двумя группами сооружений, собранных вокруг интимных небольших площадей. Ратушу отличает острый контраст плоского параллелепипеда поднятого на столбы главного этажа и пронизывающего этот этаж сложного объема зала. Для облицовки стен использована здесь темно-голубая керамическая плитка, имеющая профиль полувала.

Сложная скульптурность формообразования, основанного на специфике функциональных процессов и особенностях места, проявившаяся в этом комплексе, получает развитие и в центре Рованиеми, первое здание которого — библиотека — закончено Аалто в 1965 г. Специфические особенности организации естественного освещения в условиях севера во многом определили организацию пространств интерьера и пластику объемов здания.

В своих последних работах Аалто по- прежнему исходит из индивидуального и единичного — неповторимости природной ситуации, конкретного сочетания функциональных процессов. Техника для него — лишь средство воплощения пространственно-пластического замысла.

Антипод Аалто — В. Ревелл — начал свою самостоятельную деятельность архитектора в созданном после войны Институте стандартизации, занимающемся разработкой и внедрением в строительство унифицированных деталей. Его первая крупная постройка — здание в Хельсинки, включающее гостиницу «Палас», торговые и конторские помещения (1949—1952, совместно с К. Петяйя), — отмечена в значительной мере внешним восприятием принципов функционализма.

Однако в дальнейших своих работах — жилом доме в Вааса (1950), группе домов в жилом комплексе Маунула в Хельсинки (1951—1952)—Ревелл приходит к четкому структурному построению композиции, основанной на выявлении несущей конструкции (поперечные стены). Ясное построение жилых ячеек, в котором остроумно использованы приемы «открытого плана», отличается экономичностью при достаточном удобстве и выразительности интерьера. Характерные для северных стран система балконов, лоджий, высокие кровли, использование декоративных свойств кирпича определяют своеобразие облика зданий и вносят в него некоторую мягкость.