В области жилищного строительства венесуэльская имеет много общего с практикой других крупных стран Латинской Америки в отборе типов квартир, в стремлении найти соответствие условиям тропического климата, в подходе к планировке и составу жилых комплексов. Однако архитектуру Венесуэлы отличают ориентация на домостроение из сборных конструкций, использование повторяющихся типовых элементов.

Новые жилые районы, особенно в Каракасе, где они размещены на склонах естественного амфитеатра, существенно изменили вид и масштаб города. Традиционный для венесуэльской архитектуры яркий цвет и система его компоновки придают этим районам неповторимое своеобразие, отличающее их от сходных примеров в других странах. Однако новое строительство отнюдь не уничтожило социальные контрасты в застройке венесуэльской столицы, а даже сделало их более резкими и заметными.

Зажиточные слои населения предпочитают жизнь в индивидуальных домах и виллах, сосредоточенных главным образом в восточной части Каракаса. Как и в других странах Латинской Америки, такие здания отличаются разнообразием композиций, умелым использованием ландшафтной архитектуры, сочетанием высокого комфорта с роскошью, нередко с экстравагантностью. Внутри и снаружи в композицию часто включаются произведения монументально-декоративных искусств.

Из общественных комплексов наибольшего интереса заслуживает ансамбль университета в Каракасе, выполненный в отличие от университета в Мехико, по проекту лишь одного архитектора — К. Р. Вильянуэвы. Этот комплекс, созданный в 1944—1957 гг., явился одним из наиболее цельных и своеобразных ансамблей в современной архитектуре.

После завершения в северной части участка группы зданий в соответствии с первоначальным классицистическим проектом Вильянуэва временно приостанавливает строительство. В 1950—1951 гг. на противоположном, южном конце ансамбля он возводит группы сооружений Олимпийского стадиона и одновременно ведет переработку проекта университета в целом. Футбольный и бейсбольный стадионы университета, ставшие первыми произведениями чисто современного характера, дали венесуэльской архитектуре опыт проектирования и осуществления смелых железобетонных конструкций, отличающихся простотой и рациональностью: по нижним ветвям и-образных опорных элементов уложены скамьи трибун, а по верхним устроен солнцезащитный свод — оболочка, имеющий на футбольном стадионе вылет в 22 м.

Устройство солнцезащитных навесов из железобетона (вместе с установкой зданий на столбах для побуждения естественной вентиляции) стало распространенным приемом в современной архитектуре Венесуэлы, поскольку страна расположена в экваториальном поясе.

При переработке проекта университета первоначальная строго осевая планировка была заменена свободной, несмотря на то что часть корпусов, была уже выстроена. Вильянуэва создал ансамбль общественного центра вокруг входной и центральной площадей, где сосредоточены ректорат, актовый зал, -большая аудитория (Аула Магна), музей, центральная библиотека и т. д. Пространство между основными зданиями центра накрыто железобетонным навесом на столбах, и такие же навесы, различные по форме, затеняют переходы, ведущие к участкам факультетов.

Композиционным ядром центрального ансамбля служит аудитория Аула Магна —мощный объем с открытым железобетонным каркасом стен и выступающими поверх свода ребрами несущих арок. Суровость, грубоватая сила наружных форм сменяется в интерьере столь же крупным и сильным, но утонченным решением: внутри под сводом зала подвешены «плавающие» в воздухе крупные козырьки криволинейных обтекаемых форм. Композиция эта, выполненная совместно со скульптором А. Колдером, представляет собой своего рода гигантскую декоративную скульптуру и одновременно служит средством улучшения акустических качеств аудитории. Единое и простое в основе внутреннее пространство благодаря этому оказалось сложно расчлененным.

Композиция университетского центра построена на непрерывной смене впечатлений и ракурсов больших архитектурных объемов, навесов над площадью, произведений монументального искусства. Крупные формы зданий подчеркиваются тем, что железобетонные конструкции оставлены необлицованными. По соседству с Аула Магна поднимается глухой параллелепипед Центральной библиотеки (очень близкий по объему, габаритам и конструктивной основе к известной библиотеке Мексиканского университета), открытый бетонный каркас которой заполнен глухими панелями розового и синего цвета.

Комплекс водного стадиона при университете сооружен в таком же характере брутальной архитектуры, с подкупающей непосредственностью выражающей в пластических массах тяжелые железобетонные конструкции. В то же время план водного стадиона, где сочетаются разнообразные по величине и характеру элементы, скомпонован с характерным для Вильянуэвы мастерством знатока истории классической архитектуры.

Учебные здания университета решены в более легких формах, с применением специфических солнцезащитных устройств. Особенно интересно здание архитектурного факультета, в многоэтажном корпусе которого Вильянуэва использовал жесткие солнцезащитные козырьки, затеняющие окна с трех сторон, а лестничная клетка, огражденная легкими вертикальными элементами, служит своего рода вентиляционной шахтой.

Очень важным средством выразительности во всех постройках университета служит цвет, помогающий им объединиться в целостный ансамбль. Активная цветовая композиция является здесь своеобразной формой синтеза искусства. Наряду с этим Вильянуэва использует более традиционные пути синтеза архитектуры, живописи и скульптуры.

В ансамбль университета, главным образом в его центр, включены живописные и пластические произведения многих художников из Венесуэлы и других стран. Произведения живописи и скульптуры играют важную роль в пространственной композиции, служат своего рода фокусными точками в восприятии всего комплекса. Каракасский университет в этом отношении оказался одним из редких и успешных примеров синтеза искусств в современной зарубежной архитектуре.

Как и в других странах Латинской Америки, ведущими темами венесуэльской архитектуры оказываются все же уникальные общественные здания и комплексы представительного характера. Совершенно оригинальное решение получил комплекс торгового и культурного центра «Геликоиде» на Тарпейской скале в Каракасе (ранее здесь предполагали соорудить Музей искусств по проекту Нимейера): поверхность высокого холма опоясана снизу доверху двумя спиральными лентами пандусов с односторонним автомобильным движением, к которым со стороны скалы примыкает непрерывный ряд магазинов.

Вершина холма занята выставочным залом и телевизионной мачтой. Таким образом, природная преграда, прежде разделявшая районы города, была превращена в элемент градостроительной связи между ними. Перекресток двух крупных автомагистралей у подножья Тарпейской скалы объединяет «Геликоиде» со всей планировкой Каракаса. Сам по себе прием обработки природного рельефа поднимающимися по склону террасами справедливо связывают с традицией древней южноамериканской архитектуры (г. Мачу-Пикчу в Перу).

Школа современной венесуэльской архитектуры сложилась на базе давних местных традиций, учета природных особенностей, на основе стремления развивать традиционную тягу к насыщенной полихромии, к содружеству архитектуры с изобразительными искусствами, на основе стремления интерпретировать по-своему черты современной мировой архитектуры.

Даже подражания работам Мис ван дер Роэ, повсеместно распространенные в 50-х годах, в венесуэльской архитектуре получили характерный местный оттенок. Так, административное высотное здание «Эль Полар» на новой круглой площади Венесуэлы в Каракасе (1954, проектная фирма «Вегас и Галиа») отличается от большинства сходных сооружений крупным энергичным ритмом цветовых горизонтальных членений фасадов. Цокольную часть здания составляет объем больших торговых помещений и пластичный, контрастирующий с башней объем театра «Дель Эсте», внутренняя планировка которого отчетливо выявлена в наружных массах.

В конце 1960-х годов в венесуэльской архитектуре преобладали массивные, монументальные формы, близкие к ряду работ Вильянуэвы, и к получившему в эти годы распространение во многих западных странах брутализму. Среди примеров этого направления можно назвать Музея современного искусства в Каракасе (арх. К. Р. Вильянуэва), здание ратуши г. Бар- куисименто (арх. X. А. Танрейро), многие другие общественные и жилые здания.

В известном смысле очень характерен для современной венесуэльской архитектуры лаконичностью чисто геометрических форм, использованием цвета, своеобразной архитектурной интерпретацией поисков современной абстрактной скульптуры павильон Венесуэлы на Всемирной выставке 1967 г. в Монреале — небольшое сооружение, представляющее собой три одинаковых кубических объема с глухими гранями, окрашенными в яркие контрастные цвета.

Автором павильона и на этот раз был К. Р. Вильянуэва, самый крупный Венесуэлы, сформировавшийся на основе усвоения передовых архитектурных идей современности и понимания местных условий, архитектор, чье творчество,, в свою очередь, оказало влияние на современную архитектуру.

В середине XX в. Венесуэлы впервые за свою историю вышла на уровень мировых достижений, создала ряд выдающихся самобытных произведений, в которых высокие функциональные и конструктивные достоинства обрели выразительную пластическую форму, оказались проникнуты духом национальной культуры.