Где соединены жилые помещения и приемная доктора, использовал для создания пространственной композиции из двух расположенных под углом объемов, объединенных по второму этажу. Фасад здания прикрывает структурная железобетонная рама, защищающая окна от солнечных лучей. Художественная рациональная архитектурная форма соответствует конструктивному решению.

Формирование прогрессивных рационалистических тенденций в аргентинской архитектуре было связано и со строительством общественных сооружений. Появились новые типы зданий — клубы, спортивные сооружения, кинотеатры, гаражи и т. п. Из этих построек выделяются построенный в Буэнос-Айресе арх. Виля- ром в 1932 г. клуб Хинди с замкнутым внутренним двориком и плавательным бассейном под открытым небом с-вышкой для прыжков; спортивный клуб в Россарио (арх. Санчес, Лагос, Де ла Toppe, 1937 г.) с террасами и открытой галереей ресторана; трибуны ипподрома Сан-Исидро с легкими навесными козырьками (арх. Ачеведо).

Большое значение в создании нового типа театрального здания имел кинотеатр Гран-Реке, построенный в 1937 г. в Буэнос- Айресе арх. А. Лребишем. Пространственная организация фойе, зрительного зала, кафе и рационально решенный план определили характер зданий кинотеатров, построенных позже в стране.

В эти годы ведется строительство также и лечебных зданий: клиник, больниц с усовершенствованным оборудованием палат и лабораторий.

В послевоенный период общая обстановка в Аргентине не способствовала развитию строительной деятельности. Непоследовательность политики правящих кругов в борьбе против иностранных монополий и американского империализма, отсутствие плана социальных преобразований, ориентация на стили прошлых эпох породили упадочность и пессимизм среди интеллигенции.

Однако некоторые группы архитекторов несмотря на неблагоприятные условия создали произведения на уровне достижений мировой архитектуры. К лучшим сооружениям этого периода можно отнести: конторское здание американской фирмы «Эс- со» архитекторов Л. Мореа и А. Мореа, построенное в 1945—1951 гг. в Буэнос-Айресе ; работы архитекторов С. Элиа, П. Рамоса, А. Агостини (Лаборатория Аббота в провинции Буэнос-Айреса, 1958; Муниципалитет в Кордове, 1953—1962).

Интерес представляет Муниципальный театр Сан-Мартин в Буэнос-Айресе, построенный в 1953—1960 гг. архитекторами М. Альварес и М. Руис. Здание, состоящее из трех объемов, объединенных нижними этажами, включает помимо двух театральных залов, школу артистического искусства, лекционные и кинозалы, библиотеки и пр. Выполненное на высоком техническом уровне, оно представляет собой новый тип сооружения в области распространения культуры.

Большое значение для этих лет имело проектирование университетского городка в Сан-Хавьере ( архитекторов Г. Каминос, Э. Каталано, Э. Сакристе, Э. Тедески и др.). В последние годы страна уделяет большое внимание строительству университетских и школьных зданий. Проблема национальных кадров в странах Латинской Америки стоит очень остро. Недостаток собственных специалистов начинает все больше ощущаться с развитием науки, техники и промышленности.

В школьных зданиях не наблюдается какого-либо определенного принципа планировки, однако, в большинстве случаев это одноэтажное здание павильонного типа. Начальная школа в аргентинской провинции Мисионес, построенная архитекторами М. Сота и Р. Риварола в 1962 г., интересна своим конструктивным решением. Железобетонные столбы, расположенные по центральной продольной оси здания, несут легкие с большим выносом консольные плиты перекрытия. Наружные стены служат только ограждением, пространственным солнцезащитным устройством. Классные комнаты и кабинеты расположены внутри этой структурной оболочки и конструктивно с ней не связаны.

Новые конструктивные системы находят все более широкое применение и при строительстве промышленных зданий. Для перекрытия большого пролета фабричного сооружения Дельпини применил железобетонные своды-оболочки.

С развитием строительной техники расширяется диапазон выразительных средств архитектуры, предоставляются почти неограниченные возможности для создания новых архитектурных форм и способов обработки материалов. В аргентинской архитектуре это определило и некоторое отступление от рационалистических принципов.

Эстетическая выразительность здания Лондонского банка, построенного в 1960—1966 гг. архитекторами С. Элиа, П. Рамосом, А. Агостини и К. Теста, основана на использовании пластических свойств бетона для создания сложной структурной композиции стены. Фасад банка превращен в архитектурную скульптуру, функциональное назначение которой— защита от солнечных лучей. Благодаря консольной конструкции междуэтажных перекрытий, опирающихся на отдельно стоящие столбы, интерьер банка остается открытым, солнцезащитные устройства также не связаны с внутренней организацией пространства и конструктивным решением здания.

Стремление отойти от установившихся архитектурных и строительных канонов, поиск новой логической, функционально оправданной формы характеризуют последние работы аргентинских архитекторов.