Продолжением площади становится парк на берегу залива. Здесь, вдоль береговой кромки, Аалто предлагает разместить серию крупных общественных зданий, вынесенных к воде и частично нависающих над ее поверхностью. Свободная форма и расположение построек образуют своеобразную интерпретацию форм скалистого побережья. Характер ансамбля у залива, раскрывающего панораму городских районов, резко отличен от замкнутых композиционных систем, где доминирует городской пейзаж.

Рассредоточенная система развития города надежно обеспечивается природной ситуацией — пригодные для застройки участки разделены водными протоками, заболоченными низинами и скальными массивами. Взаимопроникновение архитектуры и характерного ландшафта придает городу единство и индивидуальность, хотя его развитие в целом происходит довольно хаотично.

Лишь немногие из периферийных микрорайонов получили целостную застройку. Лучшие среди них — созданные в начале 1960-х годов Мунккивуори и Пихлаянмяки — имеют сравнительно плотную многоэтажную застройку, отличающуюся строгим единством характера. Однако единство здесь перерастает в монотонность, облик этих районов не отличается своеобразием, которым обладает Тапиола. Интересен законченный в -1960 г. центр Мунккивуори (арх. А. Пернайя), который имеет предназначенную для пешеходов площадь, обстроенную по периметру одноэтажными торговыми зданиями.

Другие города Финляндии застраиваются более или менее случайно размещаемыми небольшими жилыми группами, которые лишь в отдельных случаях складываются в микрорайоны, не обладающие четкой организацией. Исключение составляют лишь Лахти, где в восточной части города крупные жилые массивы строятся индустриальными методами, и Ювяскюля.

Быстрый рост городского населения привел в 1950-е годы к резкому обострению жилищного кризиса в стране. Особенно сильно ощущался недостаток в многокомнатных квартирах, возникший как результат чрезмерно высокой стоимости жилищ и практики спекулятивного строительства. К началу 1950-х годов более 80% жилищного фонда составляли одно-и двухкомнатные квартиры, причем квартиры в одну комнату— 58% всех жилищ, в то время как в 80% семей было 3 человека и более.

Под давлением трудящихся финское правительство было вынуждено выделить субсидии, чтобы активизировать жилищное строительство. В 1948 г. была организована государственная комиссия АРАБА, занимавшаяся распределением ссуд и контролем над субсидируемыми объектами, при строительстве которых должна была соблюдаться жесткая экономия в расходовании средств. Развилась также деятельность строительных кооперативов. Общий годовой объем жилищного строительства в стране к 1955 г. достиг 33,2 тыс. жилищ (квартир и индивидуальных домов), т. е. 7,8 квартир на 1000 жителей, и в последующие годы колебался около этого уровня. Процент многокомнатных квартир в новом строительстве постепенно возрастал (с 1957 по 1966 г. процент одно- и двухкомнатных квартир снизился с 33,6 до 21,7, а трех- и четырехкомнатных возрос с 47 до 54). В 1966 г. АРАБА была упразднена.

В первые послевоенные годы довольно большой размах получило строительство одноэтажных деревянных домов, главным образом из элементов индустриального изготовления. По мере восстановления строительной базы совершался переход к строительству из кирпича и бетона. Так, в 1958 г. еще 51% жилищ в стране строили из дерева, а к 1966 г. их доля снизилась до 24,%,. причем в городах объем применения деревянных конструкций составил менее 1,5%. Это определялось не только укреплением строительной базы, но и повышением цен на лес в связи с ростом его экспорта.

Преобладающий тип жилых домов в городском строительстве — трех- и четырехэтажные многосекционные дома с трехквартирными секциями, имеющие глубину корпуса 10—11,5 м. Реже используются секции с двумя и четырьмя квартирами на этаже. Применяются и односекционные дома без лифтов. Они дают определенное преимущество для инсоляции и проветривания квартир, а их малая площадь удобна для строительства на пересеченной местности. Лестничная клетка часто располагается в центре корпуса, а каждая площадка обслуживает от двух до четырех квартир (перекрытия по сторонам корпуса смещаются на полэтажа). Односекционные дома с лифтами обычно достигают высоты в 10—12 этажей, их лестницы в ряде случаев также располагаются в центре корпуса. В башенных домах обычно размещаются квартиры для одиноких и бездетных семей.

В малоэтажном городском строительстве преобладают сблокированные дома с квартирами в двух уровнях; в 60-е годы получили распространение и одноэтажные дома атриумного типа. Они образуют компактные группы, где плотность достигает обычной для трех-четырехэтажной застройки.

В довоенные годы и в конце 40-х годов большая часть жилых зданий возводилась из кирпича на основе двухпролетной конструктивной схемы. С. начала 50-х годов совершается переход к преимущественному применению домов с поперечными несущими стенами из монолитного бетона или кирпича. Для возведения бетонных стен часто применяется скользящая опалубка. Наружные стены, не воспринимающие нагрузку от перекрытий, имеют легкую эффективную конструкцию; для них широко используется газобетон. Применяются и деревянные панели заводского изготовления для наружных стен многоэтажных домов (жилой комплекс Отахарью в Отаниеми, архитекторы К. и X. Сирен, 1954). Развитие индустриального домостроения сдерживается раздробленностью строительной промышленности, однако в 60-е годы начинают все шире применяться системы «частичной сборности», сборные и сборномонолитные конструкции, монтируемые из элементов сравнительно небольшого веса. В 1968 г. дома, построенные по методу частичной сборности, составили 53%, а полносборные— 22% общего’ числа построенных многоквартирных жилых домов.

Результатом деятельности демократической общественности было строительство в финских городах довольно большого числа новых школьных зданий, нужда в которых была не менее острой, чём в жилых домах. Для построек 50-х годов было характерно членение на блоки-корпуса, имеющие определенное функциональное назначение, что способствует изоляции отдельных групп помещений при сохранении необходимых взаимосвязей. Большое внимание уделялось инсоляции и освещенности классов и учебных помещений. Начальные школы сооружались обычно в два этажа, средние — в три-четыре. В качестве рекреации использовался школьный участок, гардеробы рассредоточивались и устраивались при классах.

Интересна построенная в 1950—1953 гг. В. Ревеллом и О. Сипари школа такого типа в районе Мейлахти (Хельсинки). 16 классов образуют два двухэтажных крыла — для старших и младших школьников, между ними — блок, включающий помещения общего пользования — вестибюль, столовую, актовый и спортивный залы. План свободно сформирован в соответствии с рельефом участка; объему, обращенному ко двору, придан эффектный изгиб, что позволило наилучшим образом использовать очертания скального гребня в основании и сохранить деревья.

Зальные школы не получили широкого распространения, однако построенная Й. Ярви школа на Кулосаари в Хельсинки (1955) принадлежит к числу наиболее интересных построек подобного типа. Компактный объем ее имеет своим ядром актовый зал с амфитеатром, спускающимся прямо по уклону скалистого участка. Вокруг зала сгруппированы все помещения.

Доступ к классам осуществляется по лестницам, расположенным по сторонам зала. Интерьер с открытыми деревянными конструкциями покрытия и кирпичными стенами очень эффектен, однако в эксплуатации здание оказалось неудобным из-за недостаточной изолированности помещений.

В 1956—1957 гг. К. и X. Сирен построили в Тапйоле одноэтажное здание начальной школы, блоки которой сгруппированы вокруг дворика. План имеет П-образную форму; помещения старших и младших классов образуют два параллельных крыла, связанных блоком, где расположены зал, столовая и специальные классы. За этим сооружением последовал ряд построек подобного типа, принадлежащих различным архитекторам.

Среди крупных школьных зданий, число которых множится в 60-е годы, интересна средняя школа «Сампола» в Тампере (1962, архитекторы Т. Пенттиля и К. Вирта). Низкие распластанные корпуса школы с двух сторон охватывают

обширный двор; третью застроенную сторону образует трех-четырехэтажный блок сложной конфигурации; его узкие сочленяющиеся под острым углом объемы как бы сжимают зал, имеющий секторную форму и перекрытый крупными железобетонными складками. Протяженные горизонтали учебных корпусов образуют сильный контраст со сложным концентрированным объемом зала. Композиция с ее крупными членениями хорошо «держит» одну из сторон обширной площади.