Среди большого количества торговых зданий наиболее значительным был пражский универмаг «Белый лебедь» (1937, архитекторы И. Грубый и И. Киттрих) с удачно организованными обширными залами, эскалаторами и лифтами, связывающими этажи, со сплошным остекленным фасадом, придающим зданию выразительность, легкость и изящество. В Братиславе выделяется своеобразным сочетанием торговых, канцелярских и жилых помещений 11-этажный дом, построенный арх. Э. Шени в 1934 г. Большой набор помещений различного назначения имел также Дом художественной промышленности на Народном проспекте в Праге, сооруженный по проекту арх. О. Старого в 1935 г..

В облике торговых сооружений особенно ярко проявились интересы рекламы, которые часто диктовали архитектору тот или иной формальный прием. Одним из характерных примеров этого являются здания магазинов фирмы «Батя», строившиеся в течение ряда лет почти во всех городах Чехословакии. Эти магазины оформлялись всегда по одному и тому же принципу. Резко подчеркнутое чередование белых горизонтальных полос поэтажных поясов с темными полосами ленточного остекления почти всегда вырывают эти здания из общего фронта застройки и архитектурного облика улиц и площадей чехословацких городов.

Развитие новой режиссуры оказывало сильное влияние на архитектуру театральных зданий. Очень своеобразный проект «Освобожденного театра» (театра Восковца и Вериха), в чем-то перекликавшийся с поисками в советской архитектуре 20-х годов, создал арх. Й. Хохол, однако этот остался неосуществленным. Из новых специально театральных зданий, построенных в 30-х годах, наиболее известен театр в г. Усти над Орлицы (арх. Камил Рашкот). Это сравнительно небольшое сооружение имело очень четкий и продуманный в функциональном отношении компактный план, простые геометрические формы, не лишенные, однако, композиционной слаженности и пространственной организованности

Довольно широкое распространение получило строительство домов культуры, принадлежавших различным общественным организациям. В качестве примера можно привести здание «Манес», принадлежавшее одноименному обществу, объединявшему художественную интеллигенцию. Это здание было построено в 1930 г. по проекту арх. Отокара Новотного у самой Влтавы. В комплекс помещений «Манеса» вошли выставочные залы, большая библиотека, ресторан с летней террасой, кафе и клубные помещения. В этом сооружении заслуживают особого внимания удачное использование возможностей, которые открывало расположение у реки, а также включение в систему новой застройки старинной Шитковской башни, контрастной по своим архитектурным формам общему характеру новой постройки.

В 1927 г. по проекту арх. Макса Урбана началось строительство в Праге в районе Баррандов комплекса общественных зданий, состоящего из крупного киноателье, большого ресторана и водного стадиона (последний был сооружен в 1929 г. по проекту архитектора В. Колатора). М. Урбан умело использовал скалистый выступ над Влтавой и естественный амфитеатр, расположив на высокой бровке асимметричное здание ресторана с широкими террасами и квадратной башней.

Одним из наиболее значительных сооружений межвоенного двадцатилетия является воздвигнутый в 1927—1932 гг. на горе Витков в Праге Памятник национального освобождения и Пантеон (арх. Я. Зазворка). Памятник построен как символ многовековой борьбы народа за свою национальную и государственную независимость. Пантеон на Витковой горе с простыми, но монументальными формами стал одним из трех главных доминант в ансамбле Праги.

Заслуживает упоминания строительство выставочных комплексов и музеев, в котором участвовали многие крупные чешские и словацкие архитекторы. Наиболее выдающимся выставочным ансамблем, созданным в межвоенное двадцатилетие, явился комплекс Брненской выставки современной культуры (1928) с большим главным павильоном (арх. И. Калоус) и очень цельным по своим архитектурным формам павильоном г. Брно, созданным Б. Фуксом.

Много поисков в рассматриваемый период велось в строительстве школ, яслей и детских садов, профессиональных учебных заведений и лечебных учреждений. Ряд прогрессивных архитектурных приемов (двухсторонее освещение учебных помещений, использование плоских крыш, рациональная дифференциация помещений, расположенных в различных объемах, и их продуманная связь, применение раздвижных перегородок, попытки создать павильонную систему учебных комплексов) можно проследить в работах архитекторов Я. Гиллара (Прага, комплекс французских школ, 1930), О. Лиска (школы в Чернилове, 1930), В. Фрида (школа в Высочанах, Прага, 1941) и др. Увенчалась успехом попытка Йозефа Гочара создать целый школьный ансамбль в Градце Кралове, о чем уже упоминалось выше.

На очень высоком уровне, не уступавшем уровню лучших работ архитекторов других европейских стран, а зачастую и превосходивших его, велось в Чехословакии санаторное строительство, предназначенное для наиболее обеспеченных слоев населения и богатых иностранных туристов. Такие санаторно-курортные комплексы, как туберкулезный санаторий в Высоких Татрах, построенный в 1937—1938 гг. по проекту архитекторов Ф. А. Либра и И. Кана, превосходные термальные купальни «Зеленая лягушка» в Тренчанске-Теплипе, созданные Б. Фуксом в 1937 г., отличаются тонким сочетанием композиции с красотой окружающей природы, умением использовать естественный рельеф, вписать новые зданий в ландшафт местности.

Крупнейшим спортивным сооружением, построенным в период буржуазной республики, был стадион в Страгове (Прага). Он являлся до последнего времени наиболее крупным в мире стадионом, предназначенным для массовых гимнастических выступлений (арена Страговского стадиона вмещает одновременно 16 200 гимнастов). Стадион построен в 1933 г. по проекту архитекторов Ф. Балцарека и К. Коппа.

Общий прогресс строительной техники в годы межвоенного двадцатилетия содействовал резкому изменению архитектурной направленности промышленного строительства.

Процесс концентрации капитала и создания крупных монополистических объединений, вроде машиностроительных и военных заводов «Шкода», авиационных заводов или заводов сельскохозяйственного оборудования, привел на смену мелким предприятиям с отсталой техникой производства и обветшавшими постройками крупные промышленные комплексы с гигантскими зданиями, раскинувшимися на обширных территориях. Над многими промышленными объектами

работали те же архитекторы, которые были ведущими мастерами в области жилищного строительства и уникальных общественных зданий. В числе их можно назвать Феликса Гагуру, Отакара Новотного, Ярослава Фрагнера, Макса Урбана, Антонина Энгла, Яна Зазворку и др.

Помимо уже упоминавшихся промышленных объектов Злина в годы, предшествовавшие второй мировой войне, был построен ряд выдающихся по своим архитектурным качествам и техническому уровню промышленных комплексов и инженерных объектов. Это, например, тепловая электростанция в Кладно (1930, арх. Я. Фрагнер), отличающаяся простотой и логичностью своих объемов, четкостью форм, широким применением сплошного и ленточного остекления и контрастных ему глухих и гладких поверхностей стен, выкрашенных в светлые тона, придающие всему сооружению нарядный и привлекательный вид. В таких же целесообразных и лаконичных формах выдержаны завод искусственных жиров в Раковнике (1934, архитекторы В. и К. Яну), мельничный комбинат в Трнаве (1937, арх. Э. Беллуш), полностью автоматизированный газовый завод в Праге- Высочанах (1937, арх. Ф. А. Либра) и др.

В годы второй мировой войны и фашистской оккупации развитие архитектуры в Чехословакии полностью приостановилось. Строительная деятельность, была парализована. Только в отдельных случаях архитекторы работали над творческими идеями, предназначенными для осуществления в будущем.

Нацисты с ненавистью преследовали проявления современного зодчества. Фашистские главари Франк и Юдекс в своих выступлениях называли его «еврейско-большевистской» функционалиетической архитектурой. Нападки гитлеровцев на современное направление (в архитектуре только упрочили его положение и популярность среди прогрессивно настроенной творческой интеллигенции.

Ряд крупных архитекторов, в том числе Владимир Грегер, Мирослав Лоренц, Карел Хохол, были казнены нацистами. Другие, как Франтишек Зеленка, Бедржих Вайнц- вурм, Отокар Фишл, Индржих Фрайвальд, были замучены в концлагерях или погибли на баррикадах.

Однако борьба прогрессивных зодчих Чехословакии в годы межвоенного двадцатилетия, борьба, во время которой почти любой архитектурный вопрос перерастал в вопрос политический, когда архитекторы смело выдвигали идеи широких общественных социальных преобразований и вели последовательную пропаганду этих идей, не прошла бесследно. Она подготовила лучших чехословацких зодчих для сознательного решения новых задач, которые неизбежно должна была поставить перед ними история. Вероятно, поэтому подавляющее большинство архитекторов Чехословакии восприняли победу народно-демократического строя как естественную и давно желанную закономерность и с первых же шагов активно включились в работу по созданию архитектуры социалистической Чехословакии.