Рационалистические идеи, пришедшие, извне, встретились в Дании с архитектурной традицией, которая была близка новому течению по духу. По этим двум путям, определяемым рационализмом и традицией, пошло развитие современной датской архитектуры. Традиционный рационализм и функционализм в своем взаимодействии рождали новое, которое трудно отнести к одному из этих направлений. Некоторыми же архитекторами функционализм был понят лишь как игра новых форм и конструкций. Эти новые формы подчас не были ни экономичны, ни рациональны.

Первыми произведениями рационалистической архитектуры в Дании явились промышленные и коммерческие здания. Так, например, водонапорные башни в Бронсхой и Тингхой (арх. П. Хольеё и И. Лундинг) решены в ясных формах бетонного цилиндра, расчлененного пилонами, поддерживающими резервуар. Для новых конторских и деловых зданий в центрах городов использовались бетон и стекло, дающие возможность экономить площадь и максимально освещать рабочие помещения. Здание типографии, построенное в 1928— 1930 гг. по проекту Б. Хельвег-Мёллера, имеет четко выраженное горизонтальное членение фасада с большим остеклением, ритмично пересеченным столбами железобетонного каркаса. Сооружение резко выделяется среди старой застройки делового центра.

Первый датский жилой дом из железобетона, так называемый «системный дом» (арх. М. Лассен и инж. Э. Исхой), построенный в 1937 г. в пригороде Копенгагена, представляет собой пятиэтажное двухсекционное здание. В нем уже заложены некоторые особенности структурного построения индустриального многоквартирного жилого дома — одинаковый шаг поперечных несущих стен, придающий фасаду четкий ритм; наружные стены, превращенные в легкое ограждение с деревянным каркасом; типизированные элементы.

Одним из наиболее выдающихся архитекторов этого периода был В. Лаурицен (р. в 1894 г.). В 1936—1939 гг.по его проекту построено здание аэровокзала в Копенгагене со свободным, рационально организованным планом. Смело и по-новому решен был комплекс спортивного клуба в Гладсаксе. Рядом с гладким цилиндрическим сводом, перекрывающим пять площадок для игры в бадминтон, здесь размещены клубные помещения в отдельных одно- и двухэтажных корпусах. Но В. Лауриден применил в своих работах традиционный кирпич. В крупных объектах он использовал его как заполнение и облицовку железобетонного каркаса. Так, в трехэтаж- иом здании ратуши в Гладсаксе (Копенгаген, 1937 г.) он, отказавшись от всяких традиционных атрибутов, присущих главному зданию городского управления (башня, часы), все же использовал красный кирпич для облицовки каркаса. Ленточные окна выявляют при этом несущую функцию кирпичной стены. Перед зданием создан красивый двор, широкое крыльцо ведет в большой холл с открытой лестницей. Проектирование крупного комплекса Дома радио (1937—1945) было новой задачей, которую В. Лаурицен решил, четко выявляя основные функциональные объемы: большую студию с концертным залом, второй корпус, вмещающий 9 малых студий, и 3—5-этажные административно-редакционных корпуса.

Для развития новых форм школьных зданий большое значение имели проекты арх. К. Готтлоба, сумевшего освободиться от традиционных схем классицизма. Свободно компонуя учебный корпус с классными помещениями вдоль одностороннего светлого коридора, выделяя физкультурный зал в отдельный корпус и экспериментируя с восьмигранными формами классных помещений и открытыми площадками при каждом классе, К. Готтлоб ввел ряд новых планировочных приемов, которые впоследствии были развиты в школьном строительстве. Впервые они были использованы им в архитектуре школы в Ванлёсе (1934) и Сундбюёстер (1937).

Уже в конце 1920-х годов стало привлекать творчество арх. Арне Якобсена (р. 1902), ставшего после войны одним из самых выдающихся зодчих Европы. Для творчества Якобсена характерно стремление к рациональным, ясным формам, к проработке с большим знанием свойств материала всех деталей зданий и его оборудования. В одной из его первых крупных работ— доме торговой фирмы «Стеллинг» (1937) на одной из центральных улиц Копенгагена — примечательны изысканные пропорции больших окон без переплетов, изящные металлические обрамления витрин и входов.

В двух зданиях ратуши — в городах Орхус и Селлерёд — Арне Якобсен пытался создать новый образ главного здания города. Функционалистический метод определил четкое деление плана и объема здания на двухэтажную представительную часть с большим залом для приемов и празднеств и четырехэтажную административную часть. Первую выделяют большие окна зала, вторую— характерная сетка мелких окон рабочих кабинетов. Обе ратуши были запроектированы без башен, однако муниципалитет г. Орхус потребовал дополнить башней. Эта башня с ее оголенным, ажурным железобетонным каркасом не имеет органической связи с общим объемом массивного здания.

Прекращение с началом первой мировой войны импорта в Данию стали и других материалов привело к расширению применения местных традиционных материалов— кирпича и дерева. Это способствовало усилению традиционных черт в функциональной архитектуре Дании. Примером этого может служить комплекс университета в Орхусе, спроектированный арх. К. Фискером вместе с К. Ф. Мёллером и П. Стегманом. Здания отдельных факультетов, лабораторий и студенческих общежитий живописно расположены в парке у водоема. В соответствии со своим функциональным назначением здания имеют разные объемы и высоты, но единый стеновой материал — кирпич, единая призматическая форма зданий и двускатные черепичные крыши объединяют архитектуру этого комплекса в одно целое.

Наиболее отчетливо функционалистический метод проявился в массовом строительстве жилых домов, масштаб которого возрос в Дании в 30-е годы. Замкнутая периметральная застройка, применявшаяся в 20-х годах и раньше, не могла обеспечить всем квартирам хорошие условия инсоляции. Ее заменила застройка однотипными домами, поставленными в параллельные ряды. Одним из первых таких комплексов был жилой комплекс Блида в Гентофте (1932—1934). Его был выполнен объединением молодых архитекторов «Кооперативе » под руководством проф. И. Бентсена. Сравнительно короткие корпуса здесь поставлены под углом к петлеобразной подъездной улице и расположены в шахматном порядке. Благодаря этому достигнута более свободная видимость из окон квартир, и все 25 корпусов воспринимаются объемно. Петлеобразный проезд исключает возможность сквозного движения через квартал. Комплекс расположен в красивом старом парке, старинные деревья которого скрадывают монотонность утилитарной архитектуры жилых корпусов. Появившиеся позднее 3—6-этажные жилые комплексы, не имевшие такого красивого окружения, скоро сделали строчную за

стройку непопулярной. Архитекторы обратились к поискам приемов, обеспечивающих большую замкнутость. Примером такой застройки может служить комплекс Биспепаркен в Копенгагене (1940—1942), а также Клоккергорден, где объемы зданий сблокированы в длинные корпуса и образуют озелененные дворы.

Переход к многоэтажному строительству с лифтами, мусоропроводами и центральным отоплением исключал необходимость устройства вторых, «черных», лестниц, по которым раньше подносилось топливо для печей, выносился мусор и т. д. В связи с отменой вторых лестниц пожарная охрана стала требовать устройства балкона в каждой квартире по обе стороны дома. Датские архитекторы умело воспользовались этим требованием для улучшения планировки квартир, превращая один из балконов в просторное дополнение к общей жилой комнате, а второй используя как хозяйственный балкон при кухне, а иногда при спальной комнате.

Частый ритм балконов нарочито подчеркивается светлым их ограждением на фоне красных или желтых кирпичных стен. Типичным примером использования такого приема является дом «Вэстерсхус» в Копенгагене (1935—1939, архитекторы К. Фискер и К. Ф. Мёллер). Фасады этого дома отличаются еще тем, что балконы сочетаются с полу- лоджией, расширяющей пространство балкона,- что дает возможность устроить в общей комнате большое угловое окно. Прием ритмичного чередования балконов или лоджий с эркерами стал типичным для жилых домов, строившихся в конце 30-х — начале 40-х годов.

В эти годы был построен также ряд жилых комплексов для престарелых и молодоженов, где планировка компактных квартир из одной или двух комнат получила весьма экономичное решение при сохранении, однако, всех видов удобств, имеющихся в обычных квартирах.

В годы второй мировой войны Дания была оккупирована гитлеровскими войсками. Строительство почти полностью прекратилось. После войны для восстановления сильно подорванной экономики страны датская буржуазия обратилась за финансовой помощью к США. Капиталовложения американских монополий открыли дорогу для проникновения американского влияния во многие отрасли датской культуры, в том числе и в ее архитектуру.

Перед датскими градостроителями остро встали проблемы упорядочения стихийного роста городов и процесса урбанизации страны. Возникла необходимость в проведении районной планировки. Уже в 1947 г. был составлен характерный «пятипальцевый» план развития Копенгагена, в котором предусматривался рост столицы по пяти направлениям. Однако идея сохранения зеленых клиньев между этими новыми районами города с линейной структурой потерпела неудачу, столкнувшись с частной собственностью на землю и спекулятивным строительством. Разрывы между районами стихийно застраивались. В более позднем генеральном плане развития столицы рост ее был намечен по двум основным направлениям — на запад и на юг.