Для архитектуры ФРГ было характерно, с одной стороны, наличие –консервативной традиции, с другой — попытка войти в русло мирового развития архитектуры путем «подключения» то к одной, то к другой традиции современной архитектуры. Последнее определяет специфическую сложность архитектуры ФРГ, не имевшей преемственной связи с прогрессивной архитектурой Германии 20-х годов.

Поскольку представители «баухаузовского» направления в большинстве покинули Германию и его традиции были утеряны, архитекторы обратились за ними в те страны, где они так или иначе сохранились. На архитектуру ФРГ большое влияние оказала практика Швейцарии, США, Англии и Скандинавских стран. Были организованы международные архитектурные конкурсы, делались заказы крупным зарубежным архитекторам. Особенно значительным на первоначальном этапе оказалось влияние США, носившее не столько профессиональный, сколько экономический и политический характер.

Вопрос «обновления» архитектуры в ФРГ решался медленно и трудно. В официальных общественных зданиях и в жилищной архитектуре наибольшее распространение получил некий промежуточный «современный отечественный стиль», возникший после окончания войны, когда немецкие архитекторы пытались примирить элементы новой европейской архитектуры с тем, что было получено в наследство от периода фашизма. Такой компромисс особенно устраивал строительные ведомства. Наряду с этим получили распространение колоссальные плоскости так называемых «растр-фасадов», заполненные безразличной сеткой бетонных или металлических членений. Для смягчения их однообразия прибегали к усложнению общего объемного построения, к сочетанию разных по высоте объемов, к асимметрии и т. д. Г. Маурер так характеризовал массовое строительство: «То, что публикуется в журналах, составляет ничтожное количество всего сооружаемого строительными организациями, строительными сберегательными кассами и другими, которые уродуют города и места привлечения туристов. Нельзя не отметить, что и масса многоэтажных и односемейных домов далеко не достигла сколько-нибудь, удовлетворительного уровня.

Для выявления и популяризации новых тенденций в области строительной техники, функциональных решений и экономики в ФРГ поощряется экспериментальное строительство, ведется большая исследовательская работа. В этих же целях используется и метод, традиционный для германской архитектуры, — устройство архитектурно-строительных выставок (например, проводящиеся периодически в Ганновере выставки «Конструкта»).

Делаются попытки возродить организации, которые в свое время способствовали выдвижению архитектуры Германии на одно из ведущих мест в Европе. Возобновил свою деятельность Веркбунд. В 1953 — 1955 гг. швейцарский М. Билл построил здание для возглавлявшейся им вновь организованной Высшей школы художественной формы в Ульме. Творческая программа этой школы основывалась на стремлении возродить и развить в современных условиях функционалистические и социальные концепции Баухауза К Приглашаются архитекторы из-за границы. Среди них в первую очередь следует назвать переселившихся в США и Гропиуса.

Гропиус выстроил в 1953 г. в Ганновере одноквартирный жилой дом в духе голландского «неопластицизма». Первой работой Мне ван дер Роэ в Западной Германии был конкурсный театра для Мангейма (1953). Хотя и не принятый к осуществлению, он сыграл большую роль в развитии архитектуры ФРГ, особенно в разработке зрелищных сооружений. Этот проект представляет собой один из наиболее выразительных примеров применения так называемого «универсального пространства». По сути дела, весь театральный организм помещен в огромный безопорный зал из стали и стекла. Для возможности свободной внутренней планировки стойки несущего каркаса вынесены на наружный периметр здания, а семь горизонтальных ферм перекрытия установлены открыто над крышей. В подвешенной к фермам стеклянной призме помещены два амфитеатра, разделенных общей сценической коробкой. Внутреннее пространство театра может подвергаться самым разнообразным трансформациям.

Принятый к осуществлению театра в Мангейме (арх. Г. Вебер, 1954—1956) во многом сходен с проектом Мис ван дер Роэ: конструкции вынесены наружу, малый зал запроектирован трансформируемым, простые формы здания отличаются чистотой и изяществом.

Творчество оказало влияние на развитие архитектуры ФРГ. Непосредственно в духе его школы работают архитекторы Ф. В. Кремер, И. Кран, Г. Вебер, А. Аппель и др. Наиболее крупными представителями «мисовской» школы в ФРГ являются Э. Эйерманн и П. Шнейдер- Эслебен, творчество — которых отличает рациональное выделение структурных элементов, ясные членения, точность деталей, тщательный анализ функциональной задачи.

Одним из характерных произведений Эйерманна был павильон ФРГ на Международной выставке в Брюсселе (1958). Он состоял из восьми отдельных, квадратных в плане объемов разного размера, объединенных в замкнутый прямоугольник мостиками переходов. Несущие стойки стального каркаса и перекрытия между этажами отчетливо воспринимались как внутри, так и снаружи через сплошные стеклянные ограждения, немного не доходящие до верха стены. В этом сооружении получила развитие идея, впервые выдвинутая в павильоне Германии на выставке в Барселоне (1929 г.).

В отличие от многих западногерманских архитекторов, у которых следование носит подражательный характер, Эйерманн относительно самостоятелен. Это же качество свойственно и творчеству архитектора Шнейдер-Эслебена, работающего главным образом в Дюссельдорфе. В духе Мис ван дер Роэ им выполнено одно из первых высотных зданий в ФРГ — конторское здание фирмы «Маннесман» (1956—1958), а позднее — здание сберегательной кассы в Вуппертале. В этом здании, и особенно в здании фирмы «Араг» в Дюссельдорфе (оба — вторая половина 60-х годов), усложняет объемное построение, вносит в него напряженную экспрессию, отказываясь от обычного для «школы Миса» простого силуэта.

Ряд не слишком оригинальных, но, во всяком случае, вполне качественных работ в духе Мис ван дер Роэ принадлежит Ф. В. Кремеру. Среди них следует упомянуть фабрику фотоаппаратов в Брауншвейге (60-е годы), школу в Дортмунде (1956— 1958) и др. Оригинальную интерпретацию «мисовских» идей в строительстве высотного здания дали архитекторы X. Хентрих и X. Печниг в конторском здании фирмы «Тиссен» в Дюссельдорфе (1957—1960). Это здание, носящее наименование «Феникс», должно было, по мысли заказчиков, демонстрировать послевоенное возрождение монополистического германского капитала в лице одной из его крупнейших фирм. был отобран в результате большого конкурса. Авторы выстроенного 24-этажного здания, очевидно, учли слабые стороны «мисовской» архитектуры в этой области — элементарность объема и силуэта, монотонность ритма членений. Они расчленили объем на три плоских призмы, расположив две меньшие боковые на фоне центральной. В результате возникла неожиданная объемно-пространственная композиция, богатая выразительными ракурсами.

Уже в первые послевоенные годы в Западной Германии заявляет о себе направление «органической архитектуры».

Штутгартская группа сторонников этого направления (во главе с арх. Ф. Кайзером) считала себя продолжательницей мистических архитектурных идей основателя антропософского движения Р. Штейнера (Швейцария), прямо подражала формам штейнеровского здания Гётеанума в Дорнахе (в его втором железобетонном варианте).