В 30-е годы все большую роль в работах младшего поколения начинают играть идеи функционализма. Однако окончательного разрыва с архитектурой прошлых лет, как правило, не наблюдается. В одних случаях сохраняется традиционная эклектическая композиционная схема и лишь упрощается внешняя отделка здания (Банк в Скопле, арх. Б. Несторович; биржа и Белый двор на Дедине, арх. Джорджевич), в других — наряду с поисками наиболее удачных функциональных и конструктивных решений появлются элементы формализма и подражательства.

Среди лучших сооружений нового направления— гостиница на острове Лопуд в Хорватии (арх. Н. Добрович), Ипотечный банк в Сараеве, Рабочий дом в Скопле, клиника для детей в Белграде (арх. М. Злокович), Главный штаб авиационных сил в Земуне (арх. Д. Брашован).

Хорватские архитекторы более решительно и последовательно примкнули к новому направлению, и в этом сказалось влияние творчества выдающегося загребского архитектора предыдущего периода В. Ковачича (1874—1924). Последний этап его деятельности характеризуется стремлением к большей функциональной обоснованности композиций, простоте решений и лаконичной трактовке фасадов, хотя его постройки этого времени не лишены эклектичности. Работы В. Ковачича легли в основу так называемой загребской архитектурной школы, возникшей в период между двумя мировыми войнами. Его преемники на Техническом факультете университета в Загребе — Г. Эрлих (1879—1936) и Е. Шен (1877—1949)—продолжали поиски рационалистического построения пространства и конструкций.

Практика и теоретические взгляды загребской школы 20-х годов подготовили следующий этап в развитии хорватской архитектуры, связанный с пришедшими в 30-х годах новыми поколениями архитекторов — выпускников этой школы (А. Албини, Ю. Денцлер, 3. Врклян, И. Пичман, С. Клиска, Д. Иблер). В их работах есть ясность конструктивной схемы и четкость композиции пространства и объема. Развивая тенденции, заложенные в деятельности В. Ковачича, они в то же время идут в русле развития европейской архитектуры — гостиница в Сушаке, арх. И. Пичман; административное здание электростанции в Загребе, арх. Ю. Денцлер ; школа в Загребе, арх. И. Земляк; Дом культуры в Риеке, арх. А. Албини.

Развитие словенской архитектуры было связано с деятельностью архитектора И. Пленника (1872—1957), строившего не только в своей стране, но и в Австрии и Чехословакии (реконструкция резиденции президента в Праге). Его работы, зачастую эклектичные, носят печать большого таланта. Среди них наиболее значительные — реконструкции Любляны (так называемая «Плечникова Любляна»), характерной чертой которого было сохранение своеобразия архитектурных ансамблей старой части и гармоничная связь их с новой застройкой, а также народная и университетская библиотека и «Жале» — место последнего прощания с умершими на центральном кладбище. «Жале» Пленника оказало большое влияние на развитие мемориальной архитектуры в Словении.

Вторая крупная фигура люблянской школы — арх. И. Вурник (р. 1884), решительно вставший на путь последовательного функционализма и много работавший в области градостроительства (генеральный план Большой Любляны, планировка рабочего поселка в Мариборе и др.) и архитектуры жилища.

Градостроительная деятельность в Югославии сводилась лишь к попыткам регулирования застройки Белграда (арх. Д. Ковалевский). Второй генеральный план столицы Югославии был разработан в 1937— 1939 гг. Разрабатывались также генеральные планы городов Загреба, Любляны, Скопле, Сараева, Нови-Сада, Сплита. Однако они не могли способствовать решению. основных задач реконструкции, так как многократно изменялись на протяжении небольшого периода времени и, кроме того, их осуществлению препятствовало стихийное частное строительство.

Среди типов жилых зданий в крупных городах преобладали доходные многоквартирные дома. Идеи функционализма в этой области строительства ярче всего проявились в Словении «Красный дом» и «Мексика» в Любляне). Строительство рабочих жилищ велось несистематически, и неимущее население, привлеченное в города развитием промышленности, стихийно заселяло городские окраины, умножая число лачуг и бараков.

После первой мировой войны в Югославии получает развитие мемориальная архитектура. В больших и малых городах страны, на площадях и в небольших парках начинают возводиться памятники павшим воинам и жертвам оккупантов. Среди множества сооружений этого типа выделяется памятник Неизвестному герою на холме Авала близ Белграда (скульптор И. Мештрович, 1938), отличающийся целостностью архитектурно-художественного облика и органической связью с природным окружением.

Рассматривая архитектуру Югославии межвоенного периода, необходимо отметить неравномерность и неоднородность ее развития в рамках трех национальных школ, что определялось историческими и социальными особенностями основных областей страны — Сербии, Словении и Хорватии.

Только с 30-х годов наблюдается постепенное сближение этих школ в работах архитекторов младшего поколения.