Для швейцарской архитектуры 30-х годов показательно и школьное строительство. Большое влияние на него оказали передовые идеи немецкой педагогики 20-х годов, в свою очередь сформировавшиеся под воздействием учения выдающегося швейцарского педагога Песталоцци. Основное ее требование сводилось к превращению учебного процесса во времяпровождение не только полезное, но и приятное, максимально приближенное к условиям домашней обстановки.

Под влиянием организованной в 1932 г. цюрихским музеем прикладного искусства выставки «Ребенок и его школа» архитекторы постепенно отходят от проектирования многоэтажных школ-казарм с репрезентативной центрально-осевой композицией. Первая школа нового типа была построена в 1934 г. в Лахене на берегу Цюрихского озера по проекту арх. Д. В. Дункель.

Расположенное в парковой зоне двухэтажное здание было разделено на секции, каждая из которых включает в свой состав лестничную клетку-зал с выходящими в нее двумя классами. Небольшой уютный холл и классная комната образуют на каждом из этажей группу помещений, по своей интимности мало отличающуюся от привычной детям домашней обстановки. Кроме того, секционная планировка позволяла безболезненно добиться двустороннего расположения окон классных комнат, обеспечивавшего равномерность их освещения и ставшего с тех пор обязательным для всех швейцарских школ.

Еще более важным для школьного строительства было создание типа павильонной школы в виде группы одноэтажных зданий. Первая в Швейцарии и одна из первых в мире павильонных школ была построена в Базеле (Брудерхольц) по проекту архитектора Г. Баура в 1938—1939 гг. (рис. 8). Органично вписанная в природное окружение» связанная с ним широкими оконными проемами, она развивает тенденции, наметившиеся в школе Лахена. Соединенные переходами три одноэтажных павильона по четыре класса в каждом живописно расположены на неровном рельефе. Переходы используются в непогоду как игровые площадки. Каждый класс, кроме выхода в коридор, имеет и второй выход — непосредственно во двор.

Достоинства школ в Лахене и Брудер- хольце — двустороннее освещение классов» непосредственная и удобная связь с парковым окружением, целесообразность планировки, уют и интимность — определили преобладание секционных и павильонных школ в военные и послевоенные годы.

Строительство, замершее в 1939 г. с началом второй мировой войны, возобновилось в 1942 г. благодаря государственным субсидиям. Трудности экономического порядка стимулировали возрождение имевшего распространение после первой мировой войны поселкового муниципального строительства из местных материалов. Жилые дома стали строить в традициях народной архитектуры: первый этаж каменный, второй— деревянный. Для экономичности помещения верхних этажей начали сооружать из крупноразмерных элементов заводского изготовления.

Сокращение реального строительства в начале 40-х годов как бы компенсировалось в это время интенсивной теоретической разработкой градостроительных проблем. До тех пор рассредоточенность промышленности и сравнительно медленный рост городов были причиной того, что вопросы градостроительства не волновали архитекторов страны. Составленный в 1933 г. арх. А. Мейли зонирования и перспективной планировки автострад в связи с существующими курортами и будущим их развитием не встретил поддержки даже у специалистов.

Лишь во время войны прогнозом тенденций развития туризма заинтересовалось федеральное правительство. Как следствие этого, была проведена инвентаризация курортов, а в октябре 1943 г. создана Ассоциация по национальному планированию— АСЛАН. В последнее время в ее деятельности, ограничивавшейся лишь пожеланиями, начинает намечаться поворот в разработке конкретных планировочных предложений.

В послевоенное двадцатилетие (1946 — 1967) швейцарская продолжает развивать достижения межвоенного периода. Она сохраняет характерные для зодчества 30-х годов сдержанность, простоту И ЭКОНОМИЧНОСТЬ. Применяемые в швейцарской архитектуре формы никогда не отличаются экспрессивностью и усложненностью. В ней безраздельно господствуют прямые линии, простые объемы с плоскими кровлями. Благоприятная для Швейцарии экономическая конъюнктура способствует активизации строительной деятельности. В этот период швейцарская архитектура добивается особенно выдающихся достижение в таких традиционных для нее отраслях, как строительство объектов, обслуживающих туристов, и школ.

В послевоенный период довольно неожиданно приобрели чрезвычайную остроту градостроительные проблемы. Неограниченные права частных владельцев городских земель и федеральная структура страны с ее крайней раздробленностью образуют непреодолимые препятствия на пути развития современного градостроительства и реконструкции городов. В Швейцарии нет новых городов. Их возникновение относится в основном к средневековью. Их капитально застроенные центры являются памятниками старины и туристскими объектами и потому не подлежат реконструкции. Транзитные дороги также нельзя вывести за пределы городской черты, так как они в основном обслуживают туристов.

Так же трудно разрешимой для Швейцарии становится проблема изыскания пригодных к строительству территорий. Уже около 100 лет жилищное строительство ведется лишь в пригородах, где земля принадлежит муниципалитетам. В 50-е годы нашего века, когда стала реальной угроза полного исчерпания скудных земельных ресурсов, в Цюрихе возникла идея строительства альпийских городов на склонах горных хребтов. Примеру Цюриха вскоре последовали другие города.

Швейцарцы 60-х и начала 70-х годов являются свидетелями воплощения этой идеи в жизнь. На их глазах формируется своего рода верхний этаж городов, который образуют пригороды, уходящие все выше в горы. В равнинной Швейцарии не осталось места для строительных площадок. В связи с этим в послевоенной швейцарской архитектуре важнейшей проблемой стало эффективное использование земельных участков. Уже во время войны в целях более эффективной эксплуатации территорий в ряде кантонов был принят закон об обязательности комплексной застройки, имевший целью ограничение стихийного нерегулируемого строительства. Из-за нехватки свободных земель резко повысилась этажность домов. Дифференциация жилых домов по типам получила более определенное выражение в послевоенных жилых комплексах. Начали возводиться^ башни в 10—19 этажей, секционные дома в 4—10 этажей, малоэтажные дома с большими квартирами.