Принципиальное значение имели работы по проектированию г. Фробишер-Бей, предпринятые департаментом северных дел. В отличие от Иннувика, Китимата, Эллиот Лейка, Шелтер-Бей и др., где к суровым условиям Арктики приспосабливались типы домов, разработанные для средней полосы, проектировщики Фробишер-Бей предложи ли новый тип города, который может получить распространение не только в Канаде, но и в других районах Заполярья.

Проекты 1958 г., созданные под руководством арх. Э. А. Гарднера, открывают новый путь решения проблемы, имеющей общенациональное значение, поскольку огромные территории страны расположены за Полярным кругом. Проекты широко обсуждались в стране и за ее пределами.

Суть предложений, к сожалению, так и оставшихся на бумаге, сводится к созданию искусственного микроклимата с помощью гигантских прозрачных оболочек. Внутри такой оболочки возводится поселок или городской комплекс. Для Фробишер- Бей проектировщики предложили устройство компактного, круглого в плане, городского центра, перекрытого тонкостенным ребристым железобетонным куполом и окруженного 36-двенадцатиэтажными жилыми домами-башнями, тоже круглыми, сгруппированными по три. Каждая из 12 групп обслуживается общей группой лифтов, нижняя площадка которых сообщается с центром города. Городской общественный центр включает в свой состав школы, церковь, зал собраний, ресторан, магазины, сады, прачечную и туристский комплекс. Автоматическая тепловая станция будет поддерживать на открытых площадках под куполом температуру —15— 20° С вместо обычных для этих широт — 40—60° С.

Однако централизованное планирование и сооружение городов по единому плану на государственные средства или средства монополий все еще остаются в Канаде необычным явлением. Подавляющее большинство городов стихийно застраивается индивидуальными домами по типовым проектам (сборными — деревянными и кирпичными). Быстрый и неотвратимый рост пригородов больших городов приобрел здесь характер стихийного бедствия. Хаотичная и фактически не поддающаяся регулированию застройка пригородов стала неотъемлемой чертой канадского градостроительства.

В 1950-е годы впервые в истории Канады в крупных городах началось строительство многоэтажных многоквартирных жилых домов по типу европейских. Этот поворот в ориентации жилищного строительства, рожденный стремлением несколько умерить разрастание городских территорий и противоречащий местным традициям, протекает очень медленно и болезненно.

В массовых по своему назначению общественных зданиях — школах, магазинах, больницах — основное внимание, как и при проектировании жилых домов, уделяется экономичности. Поэтому для их строительства обычно применяются дешевые материалы — дерево, кирпич, железобетон — и стандартные элементы; этажность их невелика. Таковы и конторские здания малых городов. Напротив, административные здания крупнейших трестов и монополий, возводимые в центрах крупных городов, представляют собой, подобно американским зданиям такого же типа, небоскребы из стекла, стали и железобетона. Типичный пример такого рода строительства — главное здание «Электрик Компани Лимитед» в Ванкувере (архитекторы Томпсон, Бервик и Пратт), сооруженное в конце 50-х годов, -—канадский вариант нью-йоркских небоскрёбов.

Господствующим направлением канадской архитектуры конца 40—50-х годов является «геометрический пуризм» в духе Мис ван дер Роэ. В общественных, конторских и жилых зданиях преобладают четкие прямые линии, гладкие остекленные плоскости, прямоугольные, подчеркнуто геометризованные формы. Бесплотная графичность их фасадов изысканностью членений подчас напоминает многократно увеличенные полотна Мондриана.

Высокий уровень концентрации капитала, дающий возможность монополистам строить целые города, позволяет организовать серийное производство индустриальными методами не только стандартных индивидуальных домов, но и крупноразмерных панелей и других элементов для общественных зданий разного назначения. Гибкие планы большинства канадских зданий позволяют использовать их для разных целей. Их сходство, вызванное применением одних и тех же деталей и элементов и единой модульной системы, объясняется особой приверженностью канадцев к каноническому направлению, возглавляемому Мис ван дер Роэ. Его творчество импонирует канадцам своим внешним рационализмом, привычной для них стандартностью форм, строгой лаконичностью, изысканностью пропорций целого и деталей.