Вторая мировая война серьезно подорвала экономику Финляндии. Для восстановления ее хозяйства большое значение имели добрососедские отношения, установленные с нашей страной. Благодаря им Финляндия получила устойчивые и емкие рынки сбыта промышленной продукции, что в значительной мере позволило преодолеть возникшую ранее однобокость развития экономики. Мирный путь развития страны обеспечил условия, благоприятные для строительства.

Под давлением трудящихся государство, выделяя субсидии на жилищное строительство, способствовало увеличению его объема. Демократическая общественность добилась и расширения школьного строительства. Формирование многопрофильного характера промышленного производства потребовало создания новых и реконструкции существующих предприятий.

Размещение многочисленных новых сооружений было связано с большими градостроительными мероприятиями. Усложнившиеся задачи архитектуры определили возросшее многообразие явлений в ее развитии, открылось поле деятельности для талантливой молодежи.

В 30-е годы над провинциальной ограниченностью финской версии ортодоксального функционализма поднималось только творчество Аалто (если не считать отдельных работ П. Бломстедта, Э. Брюгмана и некоторых других архитекторов). В 50—60-е годы выдвинулся ряд архитекторов, обладающих вполне определенной творческой индивидуальностью и высоким профессиональным мастерством.

Уже в 30-е годы определилось стремление финских архитекторов преодолеть формальное истолкование рационалистического метода и создать постройки, отвечающие специфическим условиям страны. Экономические трудности послевоенных лет стали стимулом и для развития решений, отвечающих конкретной ситуации, и для использования местных ресурсов.

Стала складываться архитектурная школа, для которой было характерно своеобразие методов решения конкретных жизненных задач и художественное осмысление’ не только неповторимой природной ситуации и свойств местных строительных материалов, но и особенностей технической базы строительства, сложившейся в стране.

Эта школа не стремилась к непосредственному продолжению традиций народного зодчества или к использованию его образцов, как шведский неоэмпиризм. Путь развития национальной архитектуры на нетрадиционной основе был естественным в условиях Финляндии, историческое зодчество которой не обладает богатым самобытным опытом, а народное творчество не связано с городской культурой.

Обращение к истории, которое было программным для национального романтизма начала 20-го столетия, смогло воплотиться лишь в иллюстративных образах, создаваемых средствами изобразительного искусства. конца 40-х годов была чужда декоративности, развивая принципы рационализма. Ее художественными средствами были в первую очередь организация пространства и выразительность конструктивных структур, не скрытых отделкой.

На фоне общего кризиса «интернационального» стиля в архитектуре капиталистических стран, наступившего в послевоенные годы, становление национальной школы, основывавшейся на рационалистических принципах, было заметным явлением.

Последовательное стремление сохранить самобытность культуры имело принципиальную значимость в годы, когда американский империализм развертывал активную кампанию за «интеграцию запада» под космополитическими лозунгами, облегчавшими политическую и идеологическую экспансию.

Первый период развития национальной школы в архитектуре Финляндии захватывает конец 40-х — начало 50-х годов. Это было время ее самоопределения. Внимание архитекторов сосредоточивалось тогда на выявлении черт своеобразия;- к рационализму, подчас не без эклектичности, примешивались романтические элементы. В эти годы был общепризнанным лидером финской архитектуры.

Во втором периоде своего существования, заканчивающемся к середине 60-х годов, школа становится более многообразной. Требования массового строительства и необходимость творчески ассимилировать достижения строительной техники, способствовали укреплению рационалистических тенденций.

С наибольшей последовательностью они реализовались в работах Вильо Ревелла (1910—1964). Поиски ясных и точных форм, основанных на стандартизации и индустриализации, преодоление романтического индивидуализма распространяются в творчестве молодого поколения архитекторов.

Проявления этих тенденций иногда приобретали космополитическую окраску не без влияния тяготеющих к Западу буржуазных кругов, но в своей массе архитектура страны сохранила своеобразие, проявляющееся уже в солидной вещественности построек, широком использовании местных материалов, тесной взаимосвязи с окружающим ландшафтом. Ревелл и Алвар Аалто образуют в этот период как бы два полюса архитектуры Финляндии (подобно тому, как Сааринен и Фростерус представляли романтический и рационалистический фланги в архитектуре начала столетия). Индивидуальность и авторитет Аалто были несравненно более сильными, однако внутри страны, концепции Ревелла, универсальные и практичные, получили преобладающее распространение.

В 60-е годы этот внутренний антагонизм сглаживается. Противостоящие тенденции поглощает единое направление, в котором соединяются полновесная материальность и свобода, форм, являющихся как бы естественным результатом конкретной ситуации, с ясной логикой организации пространства и рациональным использованием средств строительной техники. Такие материалы, как дерево, естественный камень, красная медь, кирпич, керамика, применяются наряду с открытым, грубо обработанным бетоном, определяя характерную цветовую гамму построек.

Арсенал архитектурных форм был обогащен железобетонными покрытиями двоякой кривизны, получившими широкое использование в промышленных и общественных сооружениях. В то же время проявления романтической живописности становятся редки, усиливается тяготение к четким геометрическим формам как в отдельных сооружениях, так и в организации городских комплексов. Значение отдельных творческих индивидуальностей нивелируется, общий характер архитектуры страны начинает в большей степени определяться коллективным вкладом зодчих.

Тенденции, широко распространившиеся в архитектуре многих капиталистических стран 60-х годов, — возврат к неоклассицизму, брутализм — почти не затронули Финляндию. Разочарованность в попытках «социального» строительства, побуждающая перенести центр творческих интересов в область чистой формы, нашла свое крайнее выражение в творчестве Р. Пиетиля (р. 1923).

В 60-е годы архитектура Финляндии, получившая международное признание, стала предметом внимания туристов. Влияние «туристического бизнеса», существенной статьи в экономике страны, сказалось в повышении внимания к уникальным постройкам, которые получают известный оттенок претенциозности. Постройки Пиетиля весьма симптоматичны в этом отношении.

Творческая направленность финской архитектуры получила наиболее яркое выражение в строительстве крупных общественных сооружений. В массовых типах зданий она несколько нивелируется, а в наиболее экономичных типах жилья, предназначенных для трудящихся, подменяется обнаженной утилитарностью. Качественный разрыв между уникальным и массовым очень велик.

Наиболее крупной и самобытной фигурой в архитектуре Финляндии (несмотря на известное падение авторитета в конце 1960-х годов) остается Алвар Аалто, провозгласивший своей целью создание гуманистической архитектуры, образующей среду, служащую гармоничной связью между человеком и природой. Своеобразное творчество Аалто при всей абстрактности его «внесоциального» гуманизма — яркое явление на фоне современной буржуазной культуры.

В отличие от приверженцев шведского неоэмпиризма Аалто никогда не опирался на непосредственное использование приемов народного зодчества, а исходил от местной профессиональной традиции. Используя такие традиционные материалы, как кирпич, красная медь и дерево, он искал новых способов их применения.

Разработанные им приемы определены не только свойствами самих материалов, но и возможностями современной технологии их обработки. Высокое уменье использовать сопоставление фактуры и цвета материалов как одно из основных средств композиции, на первый взгляд, идет у Аалто от уроков школы национального романтизма; однако в то время, как Сааринен и Сонк оперировали контрастами облицовки, Аалто использует свойства конструктивных материалов.

Проблема. связи системы внутренних пространств здания с его окружением — будь то нетронутая природа или городской ландшафт — остается центральной в творчестве Аалто.

На протяжении десятилетий Алвар Аалто верен одним и тем же приемам пространственной композиции, создавая на их основе разнообразнейшие формы, — таков прием полуоткрытого интимного дворика, образующего промежуточное звено между интерьером и внешней средой, вокруг которого строится вся композиция.

Прием этот подсказан наследием античности. Он стал своеобразной защитой от хаотичности окружающей среды, позволяя хотя бы в тесно ограниченных пределах создать гармоничное окружение человека. Очень большое внимание Аалто уделяет организации естественного и искусственного освещения в зданиях. Свет формирует пространство, выявляет пластику конструкции, служит мощным средством воздействия на эмоции.