Первая половина XVIII в. была в Хорезме неспокойна. При Ширгази (1715— 1728 гг.) раздираемое смутами государство было впервые поставлено под угрозу подчинения со стороны России. Походы иранского Надир-шаха разорили страну, а набеги и последующее владычество туркмен довершили опустошение.

Население разбегалось, в столице ханства — Хиве оставалось не более 40 семейств. Лишь в 60-х годах начинается политическое объединение узбекских племен под руководством правителя Мухаммед-Амина, родоначальника кунгратской династии инаков.

Инаки любыми жестокими мерами вели энергичную борьбу за объединение ханства. Их владычество, хотя и непрочное, распространялось на север, вплоть до Сыр-Дарьи, и к югу, на земли Хорасана, временами включая Мерв.

К началу XIX в. Хорезм выходит из состояния хозяйственного упадка, оживляются внешняя и внутренняя торговля, ремесло. Военные походы против Северного Ирана приносят правителям немалые средства. В конце XVIII—XIX вв. здесь вновь расцветает монументальное строительство.

Опираясь на строительные традиции Куня Ургенча, хорезмские мастера создали оригинальную школу зодчества с особыми приемами декора. Своеобразие местной школы в значительной мере объясняется и тем, что Хива была отрезана от других культурных земель огромными пространствами пустынь.

Столица ханства — Хива более других городов Средней Азии хранит средневековый облик, хотя существующая застройка города сложилась в основном за два последних столетия. В конце XVIII в.

После длительного упадка и запустения началось восстановление города: были укреплены полуразрушенные стены, возведены или заново отремонтированы общественные и культовые здания. Ичан-кала (внутренний город — раннесредневековое ядро Хивы) вытянута с севера на юг в форме довольно правильного прямоугольника примерно 400X650 м.

Невысокая, но толстая стена из сырца и глины с мощными башнями и бойницами прорезана четырьмя воротами (северные — Бахча-Дарваза, или Ургенчские, восточные — Палван-Дарваза, или Хазараспские, западные — Ата-Дарва- за, и южные — Дашт, или Куня-базар-Дар- ваза).

Единственная более или менее правильно проложенная улица Ичан-калы делит город на равные половины, соединяя восточные и западные ворота. Вдоль нее сгруппированы самые значительные постройки города: у западных ворот — Куня-Арк (резиденция правителей) и медресе Мухаммед-Амин-хана, посредине — Соборная мечеть, близ восточных ворот — целый комплекс построек Алла-Кули-хана (дворец, медресе, рынок и караван-сарай), несколько медресе и другие здания.

Кроме того, внутри Ичан-калы расположены мавзолей Пахлаван Махмуда, гробница Сеида Аллауддина, 64 медресе и множество мечетей. Жилые дома Ичан-кала принадлежали приближенным хана, чиновникам и крупным торговцам. Основная масса горожан селилась на территории Дишан-кала, внешнего города.

Дишан-кала лишь в 1842 г. была обнесена общей оборонительной стеной длиною 6 км с башнями и десятью воротами, которая охватила также ханские загородные дворцы — Нурулла-бай и Рафанек. Северные ворота называются Кош- Дарваза (двойные). Территорию Дишан- кала пересекает канал, питающий город водой; несколько хаузов резервируют питьевую воду (в Ичан-кала воду берут из колодцев).

Построек XVIII в. в Хиве немного. Медресе Ширгази-хана (1718—1725 гг.)—небольшое и очень скромное здание, двухэтажное лишь по главному фасаду и без декора. Возведенная после удачного похода на Хорасан военнопленными, эта постройка не имеет почти ничего общего с хивинскими медресе XIX в.

Замечательная хивинская соборная мечеть была построена в 1788—1799 гг. Особая форма целиком крытого здания уместна в краю, где двор жилища нередко защищен крышей от палящего солнца. Многостолпный зал 55 X 46 м освещен двумя октогональными отверстиями в кровле.

Из 212 деревянных колонн мечети некоторые резные колонны составляют ценнейший фонд древнего орнаментального искусства. В южной стене мечети находится михраб, украшенный алебастровыми сталактитами; эта стена и часть западной сохранили роспись в местном вкусе, изображающую цветущие кусты.

На север выходят массивные резные ворота, створки которых снабжены бронзовыми набивными украшениями. Близ ворот высится минарет, охваченный поясками резных керамических плиток, один из них бирюзовой поливы.

Стены мечети из жженого кирпича; таким же кирпичом вымощен пол. Небольшая купольная мечеть Бокбонли имеет айван с расписным потолком на двух резных колоннах, которые много старше самого здания.

Застройка Хивы широко развернулась в XIX в. Местная строительная школа разработала очень своеобразные особенности планировки, форм, конструкций и орнамента.

Например, здесь совсем не нашла применения конструкция пересекающихся арок; господствующим типом подкупольной конструкции в последних веках являются тромпы трехгранной формы с опиранием средней грани на группу простейших сталактитов.

Специальной характеристики заслуживает местный архитектурный орнамент. Хивинская майолика XIX в., нанесенная на крупные керамические плитки и скрепляемая на гвоздях, сочетает геометрический и растительный рисунок всего в три краски — синюю, белую и черную.

Хивинская настенная роспись XIX в. не похожа на бухарскую, самаркандскую или ташкентскую, где, согласно традиции, живописное поле заключалось в орнаментальную рамку, а сюжетом служил букет в вазоне, реже стилизованное дерево.

В Хиве растительные композиции в виде цветущих кустов реалистического характера свободно, не стесненные никакими рамками, следуют одна за другой на всем протяжении стен и в нишах (эта манера стеновой живописи несколько сближается лишь с приемами Ферганы).

Роспись потолков тоже своеобразна, но несколько напоминает бухарскую. Хивинская роспись применялась в дворцовых постройках и некоторых мечетях, но не употреблялась в домах.

Резьба по дереву обильно покрывает двери и колонны; ее техника имеет резко выраженные местные черты. Резьба по ганчу здесь использовалась редко и не получила развития.

Дворец Алла-Кули-хана, Таш-хаули (1830—1838 гг.), монументальный и живописный по композиции, изысканный в целом и деталях, богатый и разнообразный по декору, относится к выдающимся памятникам Средней Азии.

В архитектуре дворца органически слиты формы и орнамент монументального зодчества с чертами легкой и пространственной архитектуры народного жилища. Здание из обожженного кирпича, в основном двухэтажное, обнесено стеной с зубцами и башенками.

Неправильного контура план делится на две половины: жилую половину — харам с большим прямоугольным двором, приемные дворы — Арз-хаули для официальных аудиенций и Ишрат-хаули для частных приемов. Каждому из хаули предшествует передний двор с конюшнями и службами, причем ворота Арз-хаули выходят на запад, Ишрат-хаули — на юг; харам имеет небольшую дверь на восток.

Дворец Алла-Кули-хана

В композиции дворца противопоставлены два типа айванов. На южной стороне дворов высокие айваны с одной колонной объединяют по высоте два этажа; обращенные к северу, они всегда затенены. Низкие айваны галереи второго этажа огибают три остальные стороны каждого двора.

Гигантские, на мраморных базах колонны высоких айванов и колонны-коротышки айванов второго этажа покрыты резьбой. К высоким айванам примыкают самые богатые помещения дворца, в приемных дворах — тронные залы, в хараме — комнаты четырех ханских жен и самого хана.

Декор сочетает все виды орнамента. Фасады жилого и-приемных дворов облицованы майоликой работы мастера Абдулло по прозвищу «Джин». Стены галереи второго этажа, потолки айванов и помещений украшены росписью.

Двух- и трехплановая резьба ворот и больших колонн представляет собой образец высокого мастерства. Двери помещений также резные. Резьба по ганчу дана здесь умеренно — в панно и сталактитовых полукуполах ниш приемных зал, а также в алебастровых прорезных полочках жилых помещений.

Пилоны, фланкирующие большие айваны приемных дворов, дополнены мощными, увенчанными фонарем полуколоннами. Видимые в сильном ракурсе, полуколонны сообщают архитектуре здания особую торжественность. Хан и его семья жили зимой не в роскошных и холодных апартаментах, а в войлочных юртах, которые ставились на специальном круглом цоколе.

У западных ворот Ичан-кала вдоль городской стены разместился обширный комплекс Куня-Арка — второй ханской резиденции. Дворец предназначался для официальных функций — здесь были сосредоточены канцелярия, арсенал, монетный двор, дворцовая мечеть.

Название «куня» — «старый» объясняется тем, что его здания возведены на месте построек XVII в., разрушенных во время смут XVIII в. Его восстановление началось в 1804—1806 гг., но главные постройки официальной группы закончены при Алла-Кули-хане, а гарем — к XX в.

Обнесенная глинобитной зубчатой стеной территория Куня-Арка делится на четыре двора. В первом располагались конюшни и хозяйственные постройки; в глубине его выделен небольшой мощеный кирпичом двор с приемной — куриныш-хана; справа от ворот отгорожены летняя мечеть-айван и монетный двор; далее, к северу, находился харам. Здания Куня-Арка по замыслу и выполнению далеко уступают Таш-хаули.

Из жженого кирпича возведены только постройки Куриныш-хана, мечети и монетного двора. Богаче других отделан айван Куриныш-хана с мраморными лестницами, майоличной облицовкой стен и резными колоннами на мраморных базах. На айван выходит зал, где в большой граненой нише помещался трон.

Стены зала отделаны резными по ганчу расписными панно с позолотой, а ниша завершается сталактитовым полукуполом. Плоский расписной потолок, так же как и в айване, разделен на три поля.

Айван летней мечети с шестью колоннами тоже облицован майоликой и на одной из фланкирующих башенок стоит дата 1838 г. Майолики мечети и Куриныш- ханы при Абдулла-хане выполнены мастерами Ибадулло и Абдулло. Перед Куня- Арком лежит площадь, служившая для парадов.

Близ восточных ворот Алла-Кули-хан построил крытый рынок для торговли шелковыми тканями и при нем обширный караван-сарай (1835 г.)—единственное монументальное сооружение этого типа в Средней Азии за последние века.

Рынок представляет собой крытую куполами галерею с лавками и складами. Караван- сарай включает 105 комнат, расположенных вокруг прямоугольного двора.

Самым богатым мемориальным сооружением не только Хорезма, но и всей Средней Азии последних веков является монументальный пышно декорированный мавзолей Пахлаван Махмуда. Так называли известного местного поэта и борца XIV в. Пиряр-и-Вали, над могилой которого сложился ансамбль разновременных построек.

Наиболее старая часть комплекса— обращенный к югу входной портал с резными воротами; надпись на воротах указывает дату 1701 г. Напротив входа высится мавзолей с куполом голубой поливы и украшенным майоликой порталом.

Задуманная как усыпальница ханов кунградской династии постройка заложена в 1810 г., но отделка ее закончена лишь в 1835 г. В нише главного зала за медной решеткой помещается надгробие Мухаммед — Рахим-хана, а в северо-западном углу на невысоком постаменте — два резных надгробия темного мрамора над могилами Абулгази-хана, известного историка XVII в., и Тимургази-хана.

В алькове примыкающей к залу молельни — зиаратханы стоит надгробие Пахлаван Махмуда. Постройкой руководил мастер Адин-Мухаммед-Мурад из Хазараспа. Все три помещения—их стены, купола и надгробия — сплошь покрыты крупными узорами майолики работы хивинских мастеров Нур-Мухаммеда, Мухаммед-Нияза и Абдуллы-Джина.

Купол главного зала разбит на секторы, где выделяются на синем фоне большие вазообразные фигуры. Гумбез Пахлаван Махмуда поднимается над окружающей застройкой стройным силуэтом — это единственный в Хиве случай двойного купола.

В пристроенной с востока галерее выделен облицованный изразцами альков, под которым находится склеп с могилой Алла- Кули-хана. На западной стороне двора к мавзолею пристроено купольное помещение с тремя надгробиями на высоком постаменте, где весь интерьер, включая надгробия, также облицован майоликой.

Здесь похоронены члены ханской семьи. Другие помещения на западной стороне предназначены для персонала; на восточной и отчасти южной стороне двора тянется айван с резными деревянными колоннами; через восточный коридор можно пройти на кладбище, ограниченное с севера зданием Соборной мечети. Против входного портала по другой стороне узкой улицы расположен фасад медресе Ширгази-хана.