С давних пор счищаемый с улиц чистый снег свозился на лед Москвы-реки и Яузы, а грязный — в места свалок: на специально отведенные для этого городской управой по соглашению с московской полицией участки. Такой порядок жестко регламентировался изданными в 1894 г. обязательными постановлениями думы “О порядке содержания в исправности улиц, площадей и тротуаров”.

В начале 1909 г. между городскими властями и дворцовым управлением неожиданно возникли недоразумения на почве толкования отдельных параграфов названного постановления. Дело в том, что чистый снег домовладельцам разрешалось собирать во дворах и палисадах. Непонятно почему, но именно зимой 1908 — 1909 г. дворцовое ведомство, опираясь на это законоположение, начало сваливать в Александровские сады снег со всей территории Кремля. Образовалась самая настоящая свалка, отнюдь не предусмотренная местными законами и даже нарушавшая их.

Первым забил тревогу гласный А.М. Полянский. И не только потому, что импровизированные снежные насыпи нарушали красоту и гармонию столичного пейзажа. 13 марта 1909 г. он направил в Городскую думу заявление с обстоятельным изложением причин: в центре города скапливается излишняя влага, которая может служить источником эпидемических заболеваний. Ссылаясь на прошлые годы, А.М. Полянский указывал на то, что часть Александровских садов, принадлежавшая городу, содержалась в полном порядке.

Александровские сады подразделялись тогда на Верхний (от угла Воскресенской площади до Кутафьей башни у Троицких ворот), Средний (от Троицких до Боровицких ворот) и Нижний (от Боровицких ворот до набережной). В 1889 г. Верхний сад перешел в ведение муниципальных властей, а Средний и Нижний по-прежнему оставались за дворцовым управлением. Но в выступлениях гласных А.М. Полянского, Н.И. Астрова, А.С. Шмакова, Ф.Ф. Воскресенского как раз и подчеркивался общественный характер Александровских садов, что подтверждала и сама история их создания.

Зима в Александровском саду

Началась обширная переписка московского городского головы Н.И. Гучкова с градоначальником А.А. Андриановым, последнего — с Министерством внутренних дел, которое, в свою очередь, вело письменные и устные переговоры с Министерством императорского двора.

Дворцовое управление частично признавало свою вину по поводу свалки грязного снега и льда, но упорно отстаивало право на “создание возвышенностей” из чистого снега. По-видимому, не испытывал желания ссориться с влиятельным ведомством и московский градоначальник. Но Дума упорно продолжала действовать. В январе 1910 г. А.М. Полянский вновь сделал заявление, показывая не только недопустимость устраиваемой свалки, но и необходимость передачи городу всех Александровских садов. Ведь они служили местом излюбленных прогулок москвичей, лишавшихся в зимнее время такой возможности из-за небрежности дворцового управления. Кроме того, зимой по нерасчищенным и непроходимым аллеям московские жители с трудом могли попасть в храм Благовещения и церковь св. Константина и Елены на территории Кремля. На это обстоятельство указывал бывший церковный староста, гласный Ф.М. Васильев.

8 февраля 1910 г. Комиссия о пользах и нуждах общественных высказалась за возбуждение ходатайства о передаче всех Александровских садов в ведение города. В докладе отмечалось, что заявление А.М. Полянского об уничтожении свалок снега вызвано “из года в год повторяющимися фактами пренебрежения со стороны дворцового управления не только удобствами обывателей, но и интересами народного здравия…”

Прошел еще год… Или Городская дума продолжала на что-то надеяться, или затянулась бумажная процедура, но лишь 24 января 1912 г. было принято постановление: “Возбудить ходатайство о передаче бульваров, окружающих кремлевские стены на всем их протяжении, в ведение города…” В связи с тем, что никаких действий со стороны верховной власти не последовало, 26 марта 1913 г. собрание гласных поручило управе повторить ходатайство. И вот долгожданный результат. В первых числах апреля последовало “высочайшее повеление по всеподданнейшему докладу министра императорского двора о передаче в ведение города для общественного пользования Кремлевских садов и бульваров…”

Итак, вопрос был решен положительно для городского благоустройства в целом. Москвичи приобрели “зеленые легкие” в самом центре столицы и получили прекрасную возможность гулять и наслаждаться красотой старинного садово-паркового ансамбля.

Зима в Александровском саду