Джон Вэнбру (1664-1726) и Николас Хоксмур (1661-1736) работали в манере, близкой к стилю Рена, адаптируя его идеи к более масштабным сооружениям. Вместе с тем их творчество было окрашено большей живописностью архитектурных форм. Период творческой активности мастеров приблизительно совпал со временем правления королевы Анны и короля Георга I. В эту эпоху Англия утверждалась в роли ведущей европейской державы, и аристократия приобретала исключительное влияние. Вэнбру — сын беженцев из Фландрии, вырос в дворянской среде. Он бурно провел годы юношества и пришел в архитектуру из театра. Хоксмур — мастер стуко- вой декорации, родился в семье фермера. Оба они, каждый в своей области, помогали Рену строить госпиталь в Гринвиче. В 1699 году архитекторы получили заказ на строительство замка Ховард, завершенного в 1712 году. Это была загородная резиденция в северном Йоркшире, принадлежавшая графу Карлайлу, который и заказал Вэнбру проект. Дворец, расположенный по французской схеме "между двором и садом", состоит из анфилад жилых помещений. В центральной части здания находится салон, открывающийся в сад. С другой стороны к салону примыкает большой квадратный в плане зал, выходящий в парадный двор. Подобное композиционное решение создает впечатление сакрализации пространства дворца и превращения его в храмовое сооружение, с укороченным трансептом и мощным барабаном, несущим купол. Это небывалое дотоле явление в светской английской архитектуре. Вогнутые аркады ведут к боковым фасадам служебных корпусов и к крылу, где располагаются конюшни. Эти помещения также сгруппированы вокруг внутренних дворов. В месте, где соприкасаются конюшни и дворец, находится капелла. В то время как суровый облик садового фасада напоминает о Марли, фасад со стороны парадного двора в высшей степени самобытен — его украшают дорические пилястры гигантского ордера, чередующиеся с оконными проемами. При планировке парка и возведении подъездных ворот Вэнбру экспериментировал с элементами архитектурного языка разных эпох: источниками вдохновения для него становятся классические храмы, египетские обелиски, турецкие павильоны и средневековые донжоны.

В описываемое время историзм был весьма моден в архитектуре. Венский Иоганн Бернгард Фишер фон Эрлах писал тогда свой трактат об "исторической архитектуре". Однако мавзолей, возведенный Хоксмуром в 1729 году как усыпальница семейства Ховардов, положил начало романтическому направлению в архитектуре. После того как был отвергнут первоначальный проект, ориентированный на классическую античную архитектуру, он построил ротондальный храм дорического ордера, повторивший церковь Сан Пьетро ин Монторио, созданную в Риме Браманте. Живописное сооружение, высящееся на цоколе, воплотило в себе драматичный характер английской архитектуры.

Другой выдающийся образец английской барочной архитектуры — дворец Бленхейм (Оксфордшир, 1705-1724). Он был подарен королевой герцогу Мальборо в ознаменование его победы над Людовиком XIV в битве при Бленхейме. Строительство начал Вэнбру, однако позже из-за разногласий с королевой сменился и завершил сооружение комплекса Хоксмур. Величественное здание достигает в длину 275, а в ширину 175 метров. Центром ансамбля служит обширный парадный двор. Как и в замке Ховард, большой зал и салон лежат на центральной оси, а кухонный и конюшенный дворы расположены на другой — перпендикулярной — линии. В архитектурном решении дворца также используются разнородные формы и детали, связующими элементами неизбежно оказываются портик и колоннада. От замка Ховард дворец Бленхейм отличает не только масштабность ансамбля. Если в архитектуре первого ясно прослеживаются европейские прототипы, во дворце герцога Мальборо доминирует английская традиция. Коринфский портик был уже хорошо известен в Англии — его можно видеть в проектах Уайтхолла и госпиталя в Гринвиче, а массивные угловые башни с навершиями, напоминающими дымоходы, казались близки постройкам эпохи правления королевы Елизаветы. Внутреннее убранство принадлежит руке Г. Гиббонса и также свидетельствует о глубоко национальном характере всего ансамбля в целом.

Ориентация на средневековую архитектуру еще более ярко отразилась в поздней работе Вэнбру — ансамбле в Ситон Делавел (1718-1729). Дом, напоминающий крепость, фланкирован многоугольными в плане башнями, а рустованный главный фасад обрамляют дорические колонны. Окна, трактованные в палладианском духе, составляют разительный контраст с суровой архитектурой.

Храмовое строительство, в которое Кристофер Рен вдохнул жизнь после пожара 1666 года, на несколько десятилетий, вплоть до начала XVIII века, остановилось в своем развитии. Лишь когда партия консерваторов в 1711 году провела в Парламенте "Акт о строительстве… пятидесяти новых церквей из камня и приличествующих тому материалов с башнями или колокольнями при каждом храме", новые веяния стали проникать и в эту область архитектуры. Проекты Вэнбру, выполненные для этих церквей, располагавшихся, как правило, в быстро разраставшихся пригородах, близки по духу его дворцовым постройкам. В одном здании нередко соединяются классические, барочные и даже готические формы. Цель работы состояла не в формулировании законченной архитектурной концепции, а в выработке взвешенного подхода к использованию стиля и в выборе материалов, соответствующих решению поставленной задачи. Этот во многом ренессансный идеал мог теперь осуществиться на практике.

Ответственность за реализацию строительной программы возлагалась на других мастеров. Хоксмур — автор проектов шести храмов, среди них Сент Джордж в Блумсбери (1716-1727), где оказались спаянными в единое целое детали, знакомые по археологиче

ским раскопкам; Сент Мери Вулнот (1716-1727) — своего рода архитектурное воспоминание о К. Рене. Необходимо упомянуть и Томаса Арчера (1668-1743), изучавшего в Риме творения Бернини и Борромини и создавшего самый барочный из этих храмов — Сент Пол в Дептфорде (1712-1730). Эта церковь представляет собой центрическое сооружение с гигантским коринфским ордером. Перед ним располагается портик в виде полукруглого в плане объема. Джеймс Гиббс (1682-1754) тоже унаследовал любовь к итальянской архитектуре, несмотря на явное сходство с манерой К. Рена, обнаруживающееся в его работах.