Предпосылки новой исторической эпохи, которая получила название Возрождение, сложились в итальянских городах-республиках. Италия стала носителем не только новых идей, но и местом, где сосредоточились основные памятники искусства этой эпохи, отразившие прогрессивный настрой общества.

Наряду с произведениями живописцев и скульпторов особое место заняла архитектура. Эпоха, обратившая свои взоры на Античность, не только воскресила всю красоту античной архитектуры, но и создала новый стиль, ставший не копированием пройденного, а его творческой трансформацией.

Эпоха Ренессанса в архитектуре условно начинается с 1420 г., когда приступили к возведению грандиозного купола главного собора во Флоренции. Возрождение делится на три этапа: Раннее, Высокое и Позднее. Замечательный купол собора Санта- Мария-дель-Фьоре, автором которого стал Филиппо Брунеллески (1377-1446), не только явился первой вехой нового архитектурного стиля, но и сразу определил тот высокий уровень архитектурной и инженерной мысли, который будет отличать всю эпоху итальянского Ренессанса с начала XV и до конца XVI вв.

Изучая античные первоисточники, и прежде всего купол Пантеона, создал конструкцию, которая имела пролет, всего на 1 м уступающий Пантеону, но по инженерной мысли навсегда оставившею позади массивные однослойные большепролетные оболочки. Одновременно смелое решение двухскорлупного купола ушло вперед и от готических распорных конструкций с их скелетообразными аркбутанами.

Новая конструкция с включенным в нее несущим каркасом и тонкостенными оболочками, кольцами-цепями в теле купола, воспринимающими распор, дала возможность воспринять огромный купол собора как символ Флоренции — свободного города, опирающегося в своем развитии на новые прогрессивные идеи гуманистов, воспевающих красоту человека и окружающего мира.

В гражданских постройках продолжает следовать античным образцам, но решает архитектурный образ своих произведений, тонко чувствуя потребности времени. Замечательным сооружением мастера стал Воспитательный дом (1419— 1444). Его заказчиком была гильдия шелкоделов.

Финансовые возможности гильдии существенно уступали другой гильдии — шерстянщиков, которая заказывала и финансировала строительство Флорентийского Дуомо. Перед шелкоделами стояла более скромная задача возведения дома для сирот. Если в заказе на собор превалировали задачи строительства сооружения с беспрецедентными габаритами, то в случае с сиротским приютом гильдия старалась подчеркнуть филантропический характер заведения, для которого предназначалось здание, а также достичь максимально быстрых темпов строительства и дешевизны.

Поэтому Воспитательный дом не должен был отличаться особой пышностью и ярким декором. предложил строго упорядоченный план комплекса, а затем как бы пристроил к нему со стороны площади Сантиссима Аннунциата изящный портик в виде девяти арочных пролетов. Красота портика заключалась не в огромном масштабе его колонн или арок, а в замечательных пропорциях частей, их гармоничном соотношении и простоте исполнения.

В медальонах над опорными колоннами размещены барельефы спеленутых младенцев, выполненные Андреа делла Роббиа, поскольку дом предназначался для подкидышей. В 1430—1443 гг. по проекту и под руководством была построена капелла Пацци во дворе монастыря Санта-Кроче.

Это было центрическое здание с куполом на парусах. применил портик из коринфских колонн, которым соответствуют канеллированные пилястры на основной стене, и завершил его тонко расчлененным аттиком, разрезанным полуциркульной аркой, которая поддерживает значимость купольного объема капеллы. Капелла предстает как образец гармонии линий и плоскостей, а также тонкого декора, что особенно ярко представлено в решении интерьера.

При этом интерьер отличается ясно выраженной конструктивной тектоникой, которая легко прочитывается в куполе, расчлененном арками, что напоминает готические своды. Здание отличает гармоничность и уравновешенность во всем, соразмерность с человеком, применение ясных ордерных систем с тонким чувством внутренних пропорций их частей. Все это говорит о том, что наступило новое время со своими идеалами прекрасного, отрицающими принципы Средневековья.

Раннее Возрождение ознаменовалось продолжением строительства сооружений, уже известных в предшествующую эпоху: дворцов, или палаццо, как их называли в Италии. Наиболее знатные и зажиточные люди города строили палаццо для проживания всей семьи. Эта традиция сохранилась еще со времен Средневековья, например, палаццо Веккьо на плошади Синьории во Флоренции.

Одним из первых сооружений Раннего Возрождения в этом ряду стало палаццо Медичи-Риккарди. Семья Медичи, по сути, возглавляла клан наиболее знатных и богатых людей Флоренции. Из предложений и Микелоццо ди Бартоломео (1396— 1472) предпочтение было отдано последнему.

Микелоццо представил ясный план почти квадратного здания с размерами 40*38 м и внутренним двором. Работы начались в 1444 г. и завершились в 1452 г. На первый взгляд палаццо сохраняет все ту же тяжеловесность, что и предшествующие дворцы, но при детальном рассмотрении в нем уже наметились коренные изменения, свойственные новой эпохе.

Дворец Медичи был неким идеологическим продолжением палаццо Веккьо как дворца правителей республики и в свое время являлся единственным достойным зданием во Флоренции, в котором городские власти устраивали наиболее важные приемы послов. Это поднимало и без того высокий престиж фамилии, которая черпала свои доходы из банковского дела.

Слово «банк» происходит от итальянского “banco” (banco — скамья, стол, на которых менялы раскладывали монеты) скамей, окружавших банковское здание. На них посетители ожидали приема, чтобы поправить свои финансовые дела. Основная масса сидела на этих скамьях, наиболее знатные посетители допускались в главный приемный зал, богато расписанный лучшими мастерами Флоренции. И только наиболее высокопоставленным посетителям дозволялось проходить в личные покои владельцев.

Фасады палаццо Медичи-Риккарди построены по принципу членения их натри яруса. Нижний ярус за счет грубой рустовки, а также немногочисленных дверных и оконных проемов выглядит тяжеловесно и читается как массивный цоколь всего здания. Два верхних яруса прорезаны множеством двойных арочных окон. Стена второго яруса обработана кладкой из крупного камня, а кладка третьего яруса почти гладкая.

Применение различного вида кладки стен создавало впечатление облегчения здания кверху. При этом сверху оно венчалось сильно нависающим карнизом, вынос которого соотносился со всем зданием, а не только с его верхним ярусом. Карниз останавливал движение вверх, придавая сооружению статичность и окончательную завершенность.

Однако двойные арочные окна тяготели к средневековой традиции и являлись как бы связующим звеном между зданиями «темных веков» и эпохи Возрождения. Совсем иным предстает дворик. В нем Микелоццо применил аркаду из Воспитательного дома. Автор окружил дворик этой изысканной аркадой со всех четырех сторон, придавая дворцу большую значимость и достоинство. В XVII в. семья Риккарди достроила дворец, и сегодня он выглядит значительно протяженнее. Это несколько снижает его композиционные достоинства.