Под влиянием искусства витража меняется в конце XII века цветовая гамма миниатюр. Доминирующими становятся красный, синий и желтый цвета в сочетании с ярким золотым фоном. Однако все эти признаки нового отнюдь не были завоеванием одной только французской миниатюры. В конце XII века французская миниатюра не обладала на фоне других стран Европы выраженным своеобразием. Она являлась частью общеевропейского процесса развития миниатюры. Те же явления и тенденции видны в этот период и в немецкой, особенно же явственны в английской миниатюре, которая превосходила французскую по обилию произведений, разнообразию и высоте их художественных достоинств.

В конце XII века особенно роскошно иллюстрировались библии крупного формата, нередко многотомные, как, например, знаменитая трехтомная Винчестерская библия. Эти книги украшали большие инициалы и страничные миниатюры, которых насчитывалось часто более тридцати. В Северной Франции наиболее выдающимся памятником этого типа можно назвать Библию, происходящую из аббатства Сувиньи и хранящуюся ныне в Муниципальной библиотеке Мулена (М I, 392 fols, выс. 56 см, шир. 39 см). Порше40 датирует ее 1170—1180 годами, Франц41
— концом XII века. Каждую книгу Библии предваряет страница, правая часть которой занята текстом, а левая — широкой полосой, заполненной многофигурными сценами, «читаемыми», как и текст, сверху вниз. Так, в начале Книги Бытия восемь сцен, по две в четырех регистрах, последовательно рассказывают историю Сотворения мира, вплоть до грехопадения Адама и Евы. В этих миниатюрах очевидны прямые влияния византийского искусства. По сравнению с экспрессивным, напряженным языком романских миниатюр, сцены Библии из Сувиньи выглядят идиллическими благодаря прозрачным, голубым и розовым тонам и, главное, упрощению контуров, утративших обычную для романского искусства орнаментальную прихотливость, ставших лаконичными и плавными. Особенно же бросается в глаза тип лица и одежды Бога-творца, точно воспроизводящий в каждой сцене тип византийского Пантократора.

С западноевропейской традицией тесно связана миниатюра Миссала из Аншена, выполненная в скриптории аббатства Аншен (Дуэ, Муниципальная библиотека, MS 90/1, fol. 60v), датируемая также около 1200 года. Здесь видно влияние рейнско-маасского искусства. Изображен Христос в мандорле, с четырьмя символами евангелистов по краям и надписью внизу «Те igitur».42 В облике Христа есть много сходного с рельефной фигурой Христа на центральном тимпане шартрского Королевского портала. В обоих случаях Христос изображен восседающим в торжественной и устойчивой позе, с широким жестом благословляющей руки. Сходны также идеально правильные черты лица Христа и его «гуманизированное» выражение — спокойного и мудрого всеведения. В обоих произведениях «гуманизированы» и образы апокалиптических животных, утративших значительную долю романской, пугающей энергии. Сходны и складки одежд Христа, мелкие, тонкие, обрисовывающие формы тела и следующие его движениям. Однако стилистика складок в миниатюре Миссала из Аншена выдает воздействие искусства Николая Верденского, незнакомого шартрскому скульптору. В Шартрском тимпане складки жестки, геометризованы, в Миссале из Аншена они мягко струятся, заставляя вспо’мнить гравированные фигуры Клостернойбургского амвона, созданного Николаем Верденским в 1181 году, и несколько более поздние чеканные фигуры пророков на стенках его знаменитого Реликвария трех волхвов. С Библией из Сувиньи роднит миниатюру Миссала из Аншена цветовое решение. Светлые звонкие, розовые и голубые тона одежд Христа сочетаются с его ярко-красным нимбом и светлым же золотом фона.

Наиболее близко подступил к готике один из миниатюристов, украсивших на рубеже XII—XIII веков Псалтирь королевы Ингеборг (Шантийи, Музей Конде, MS. 1695). Псалтири в это время, подобно часословам позднейшей готики, заказывались обычно высокородными дамами для домашнего чтения и любования миниатюрами. Время возникновения Псалтири принято связывать с вехами печальной судьбы датской принцессы Ингеборг. В 1193 году она сочеталась браком с французским королем Филиппом II Августом, но была отвергнута супругом сразу после свадьбы и удалена от двора. В 1196 году, после того как папа отказался дать Филиппу II согласие на развод с королевой, последовало ее заточение в монастырь. В течение семнадцати лет ее перевозили из одного монастыря в другой, не давая ей свободы, и только в 1213 году король примирился с ней. В период изгнания и заточения королевы и была, как предполагают ученые, выполнена Псалтирь. Ее страничные миниатюры неоднородны по стилистике. Быть может, различия объясняются длительностью изготовления Псалтири, в процессе которого передовой мастер сменил консервативного, но не исключено, что в этот период становления готики одновременно над Псалтирью работали мастера с разной художественной ориентацией. У одного из них преобладают позднероманские черты с сильным византийским оттенком, другие миниатюры по иконографии и стилистике принадлежат уже готике.

Так, в миниатюре, содержащей две помещенные одна над другой сцены Гостеприимства Авраама — Приход ангелов в дом Авраама и Сарры и Угощение ангелов, господствует атмосфера напряженности и беспокойства. Ее создают резкие движения персонажей, внезапные взмахи острых ангельских крыльев, встрепанные, будто порывом ветра, волосы Авраама. Извилистые линии почвы и зигзагообразные складки одежд персонажей обведены толстым черным контуром. Цвета в этой миниатюре, хотя здесь и присутствует характерная «готическая» трехцветка, глуховаты, тусклы.

Иной характер имеет страничная миниатюра со сценами Смерти Богоматери и ее коронования на небесах. На сей раз более раннее событие изображено внизу, а небесный триумф — наверху, как это бывает в тимпанах соборных порталов. Иконография нижней сцены традиционна. Христос, стоящий строго в середине сцены, держит душу Богоматери, а тело ее простерто на смертном ложе в окружении апостолов. Однако жесты опечаленных апостолов, то прикладывающих руку к щеке, то утирающих слезы рукой или концом плаща, по-готически эмоциональны. Сцена же Коронования Марии принадлежит, как уже говорилось, к иконографическим новшествам ранней готики. Нова и стилистика сцен. Цвета — красный, желтый разных оттенков, васильково-синий — ярки и радостны. Форсированная графич- ность, свойственная искусству первого миниатюриста, уступает здесь место живописности — большим цветовым пятнам, мягкой плавной моделировке фигур. Контуры обтекаемы, складки одежд струятся, как в Миссале из Лишена, но они немногочисленны и трактованы более слитно. Так в пределах одного произведения можно в этот переломный период наблюдать эволюцию от позднероманского к готическому искусству.

Однако романская экспрессия еще долго изживала себя во французской миниатюре. Она ощущается даже в Псалтири королевы Бланки Кастильской, начатой в 1220-х годах, а завершенной чуть ли не в середине XIII века. На структуру ее страничных миниатюр повлияли, очевидно, витражные композиции. В каждой миниатюре две сцены заключены в круглые медальоны, сцепленные между собой краями. Их дополняют по сторонам два полукружия. Но фигуры внутри медальонов обладают чрезмерной подвижностью, свойственной романскому искусству.

В XIII веке Франция не была продуктивна в области миниатюры. В эпоху зрелой готики, «классической» и «лучистой» художественные силы сосредоточивались в основном на строительстве соборов и создании грандиозных соборных ансамблей фасадной скульптуры и витражей. Недаром готику XIII века еще называют «соборной».