Преследовались и были достигнуты иные цели, чем в современной Парижскому собору архитектуре. Проемы эмпор в Парижском соборе намного больше, чем в других зданиях. Розы, в отличие от трифориев, не создают сплошного горизонтального пояса. В структуре стены Парижского собора намечается переход к трехъярусности. Многоярусность, столь типичная для остальных зданий этого времени, здесь исчезает. Стена нефа трактована проще и монументальнее. Вместе с тем структура стены каждой травеи, складывающаяся из большой арки нижнего яруса, трехчастной аркады эмпор, розы и окна над ней, гораздо богаче формами и ритмами, чем четырехъярусные структуры, организованные по принципу неоднократного простого повторения горизонтальных линий ярусов с заключенными в них аркадами. Важно и то, что в каждой травее господствует восходящее движение архитектурных линий. В хоре, где каждый проем эмпор содержит две арки, оно выражено еще недостаточно сильно. В нефе же аркада в каждом проеме трехчастная, и средняя арка заметно выше боковых. Роза над нею и стрельчатое окно наверху располагаются прямо по оси средней арки. Кроме того, в тимпанах арок, венчающих проемы эмпор на южной стороне нефа, помещены круглые отверстия, акцентирующие вершину каждой арки и вертикальную ось травеи. Структура стены в Парижском соборе читается не по горизонтали, а по вертикали. Это восходящее движение отвечает и пропорциям нефа. Он уже и выше, чем у всех современных ему зданий. Его высота превосходит ширину в 2,5 раза (35: 14 м), в то время как в Лане и Нуайоне — в 2 раза (24: 12 и 22: 11), а в самом раннем соборе этой эпохи, Сансском, — в 1,5 раза (24,4: 15 м). Благодаря новым пропорциям и большой высоте нефа возрос, по сравнению с другими зданиями, и образный масштаб Парижского собора. Впервые в интерьере здания создается впечатление грандиозности, несоизмеримости с человеческими мерками, взлета ввысь, которое все последующие архитекторы соборов всячески стремились усилить.

Сочетание двух новых факторов — высоты и тонкости стены — потребовало от архитектора Парижского собора радикальных мер для ее укрепления. Он впервые в истории средневековой архитектуры решился поднять контрфорсы высоко над кровлями боковых нефов и перекинуть от них аркбутаны к верхней части стен главного нефа, то есть сделать внешнюю опорную систему главного нефа зримой, открытой. Аркбутаны существовали и раньше, они есть уже в соборе Дарема, их следы находят в некоторых французских церквах первой половины XII века, в частности в церкви Сен- Жермер-де-Фли, но везде они были спрятаны под крышами эмпор, как дополнительное техническое средство для укрепления сводов главного нефа или высокой части хора, хотя при высоко поднятых крышах эмпор и тяжелых стенах зданий их конструкция и без того бывала достаточно прочной. В Парижском соборе стена стала настолько высокой и легкой, что для стабильности конструкции сводам настоятельно потребовалась внешняя поддержка. Первоначально аркбутанами укрепили лишь продольный корпус собора; хор их не имел. Внешняя опорная система в Парижском соборе была до перестройки XIII века двухпролетной. Контрфорсы, стоящие у стен боковых нефов, соединялись аркбутанами с другими контрфорсами, которые брали свое начало между боковыми нефами и вырастали над ними, а от этих промежуточных столбов были перекинуты аркбутаны к стенам главного нефа. Судя по следам, оставшимся на стене нефа у южного фасада трансепта, аркбутаны по крайней мере в ближайшем к нефу пролете составляли два ряда.16 В XIII веке промежуточные контрфорсы были устранены, и двухпролетные аркбутаны сменили необычайно смелые, стремительные десятиметровые дуги, переброшенные от внешних контрфорсов к пятам сводов главного нефа. В начале XIV века подобные аркбутаны получил и хор.