Соответствуют его плотная заполненность разномасштабными фигурами и, главное, дробность цветовых участков и быстрое чередование различно окрашенных кусочков стекла. Такой же линейной и цветовой насыщенностью обладает широкий орнаментальный бордюр, обегающий всю композицию, составленный из сердцевидных абрисов, восьмерок и овалов с вписанными в них пальметтами и крестоцветами. Все это создает впечатление неисчерпаемой множественности форм, вмещенных в витраж. Однако композиция прочитывается легко благодаря тому, что ее организуют три расположенные по вертикальной оси витража большие геометрические фигуры — мандорла, крест и четырехлистник, а также благодаря доминирующей над всем остальным масштабом фигурой Христа. В этом сочетании четкого геометрического каркаса витража с огромным разнообразием составляющих его фигуративных и орнаментальных компонентов легко усмотреть сходство со структурными принципами, разработанными в декоре церкви Сен-Дени и западного фасада Шартрского собора.

В витражном искусстве XII века, как и в фасадной скульптуре, нашел отражение все набиравший в то время силу культ Богоматери. В церкви Сент-Трините в Вандоме есть небольшое, вытянутое в высоту, узкое панно (2,40 х 0,65 м). Богоматерь изображена как небесная царица, строго фронтально, с короной на голове и с младенцем на коленях. Гродецки датирует витраж второй четвертью XII века,35 Франц — конкретнее, 1140—1150 годами.36 Еще в конце XIII века, когда романская церковь в Вандоме перестраивалась в готических формах, витраж был вынут из оконного проема и, очевидно, обрезан с боков, так как обычный орнаментальный бордюр отсутствует. Ныне витраж находится в центральной капелле хора. Стилистически это произведение всецело принадлежит романике. Фигура Богоматери вписана в чрезвычайно узкую, с длинными острыми концами мандорлу, усеянную розетками, подобно раме картины или зеркала, и несомую четырьмя ангелами. Головы Богоматери и младенца расположены строго на вертикальной оси мандорлы. Фигура Богоматери неимоверно вытянута, ее контуры геометризованы, складки плаща образуют систему острых треугольников. Цветовая гамма витража, построенная на сочетаниях лимонно-желтых, ярко-голубых, коричневых и вишневых тонов, характерна скорее для настенной живописи, чем для витражного искусства. Линейному и цветовому строю панно из Вандома присуща особая изысканность и отточенность зрелого романского стиля.

Наиболее «готическим» из витражей с изображением Богоматери можно, пожалуй, назвать витраж Шартского собора, украшающий ныне одно из окон на южной стороне обхода хора, но выполненный еще для романского храма и уцелевший во время пожара 1194 года. Гродецки считает, что витраж возник в 80-х годах XII века. При постройке готического собора он был вставлен в окно хора. Витраж имеет большие размеры (7,5 * 2,4 м), но для окон нового собора его средняя часть, принадлежащая XII веку, была мала, и поэтому ее окружили широким бордюром, заключающим в себе фигуры коленопреклоненных ангелов и орнаментальную кайму. Красота этого витража была оценена еще в давние времена. С конца XV века известно его название «Notre Dame de la Belle Verriere», но не исключено, что оно появилось гораздо раньше.37

Цветовая гамма витража специфична для готики. Небесно-голубые одежда и нимб Богоматери, золотистые тона ее воротника и короны, золотистокоричневая одежда младенца сочетаются с ярко-красным фоном. Как и в вандомском витраже, шартрская Богоматерь представлена торжественно фронтально, но она изображена без мандорлы, и ее голубая фигура свободнее располагается на алом фоне. Силуэт и складки одежды очерчены плавными, мягкими линиями и, главное, строгость позы несколько нарушена: левое плечо едва заметно приподнято, правое опущено, голова слегка отклоняется от вертикальной оси. В отличие от вандомского образа, воспринимающегося как схематизированная иконографическая формула, облик шартрской Богоматери выглядит естественнее и человечнее, а ее лицо обладает даже эмоциональной выразительностью благодаря подвижной линии губ и большим, темным, миндалевидным глазам, которые, кажется, с благожелательным вниманием смотрят на зрителя. Правда, трудно судить, было ли это лицо таким первоначально, так как известно, что голова Богоматери дважды подвергалась реставрации — в XV, а затем в XIX веке.38

Характер архитектуры Северной Франции во второй половине XII века не был благоприятен для развития витражного искусства. Четырехъярусные стены в храмах со световыми поясами, составленными из небольших оконных проемов, не давали возможности создать масштабные витражные панно, подобные витражу в соборе Пуатье. Однако все же именно в таком храме, в церкви Сен-Реми в Реймсе, возник во второй половине XII века большой витражный ансамбль. Правда, дошел он до нас лишь в искаженных и разрозненных фрагментах. Витражи неоднократно реставрировались — в XVIII веке, в 1850—1870 и в 1928—1950 годах. При этом фигуры заменялись частично и целиком, заново делались фоны и бордюры. Во время Первой мировой войны церковь подверглась сильной бомбардировке, и большинство витражей погибло, оставшиеся же были размещены произвольно, и смысл иконографической программы оказался утраченным. Все же Гродецкому39 удалось установить, каков был первоначальный порядок расположения витражей. Согласно его мнению, они образовывали по меньшей мере три цикла: в главном нефе, а также в хоре — на его эмпорах и в верхних окнах. Возможно, витражами были украшены и окна капелл хора, но никаких следов их не сохранилось.