Началось за три-четыре года до того, как был заложен Парижский собор, и вначале образцом послужило здание со- бора Санлиса, города, в XII веке отличавшегося среди городов Иль-де- Франса особой преданностью французскому королю. Санлисскому собору церковь в Манте обязана полигональным завершением хора, составляющим семь сторон двенадцатиугольника, а также чередованием опор в нижнем ярусе аркад нефа. Эмпоры же возникли в 1170—1180 годах. Как раз тогда строился корпус Парижского собора, и его можно было взять за образец.

Сооружение западного фасада Парижского собора началось, по всей вероятности, в последние годы XII века. Известно, что в 1208 году уже существовал весь нижний ярус фасада с порталами и «галереей королей». Средний ярус с розой был готов к 1225 году, южную башню завершили к 1235 году, а северную — к 1245-му. Можно предполагать, что общая концепция фасада разрабатывалась одновременно с планом собора, так как есть свидетельства того, что в самом начале строительства, в 60-х годах, были изготовлены скульптурные тимпаны для порталов фасада. О большом тимпане, найденном на эмпорах собора, упоминает Виоле-ле-Дюк. Его украшала сцена Апокалиптического видения, которая с 70-х годов перестала встречаться в скульптуре Северной Франции. К сожалению, этот тимпан не сохранился. Однако в правом, боковом портале фасада, называемом порталом св. Анны, существует тимпан с рельефной композицией, датируемой, на основании тематики и стилистики, 60-ми годами.

Общая фасадная схема Парижского собора с двумя башнями, тремя порталами и большой розой в центре аналогична схеме начатого в 1180— 1185 годах фасада Ланского собора.

Фасады этих двух соборов принято сравнивать друг с другом. Такое сравнение правомерно из-за одновременности их строительства и увлекательно, потому что фасады контрастны по концепциям и облику. Фасад собора в Лане драматичен и динамичен. Его облик определяют перегруженность архитектурными формами, резкие сопоставления остроугольных и округлых абрисов, сильно выступающих частей и глубоких впадин, прерывистость линий контрфорсов и нарушения горизонталей ярусов — их внезапные повышения, понижения и разломы. Парижский же соборный фасад с его четкими линиями контрфорсов и акцентированной ярусностью, медлительными ритмами и большими участками гладкой стенной плоскости, напротив, выглядит уравновешенно спокойным. Столь же контрастны и концепции соборов в целом — их планы и структуры стен главного нефа. В плане Ланского собора ясно выражены очертания латинского креста, с трех- нефными композициями продольного и поперечного корпусов, с плоскими, без закруглений, завершениями хора и крыльев трансепта. Собор в Лане был задуман семибашенным, с тремя двубашенными фасадами и башней над средокрестием. Парижский собор — пятинефный, с трансептом, первоначально не выступавшим за пределы продольного корпуса. Его план очерчен непрерывной замкнутой обводной линией, обрисовывающей вытянутый прямоугольник с полукруглым, без капелл, завершением хора. Соответственно этому плану, Парижский собор мог иметь только две башни, на западном фасаде, средокрестие же отмечено лишь маленьким узким шпилем.