Своими колеблющимися силуэтами фигуры в этих сценах уподобляются извилистым линиям усиков и акантовых листьев, среди которых они возникают как бы случайно. Все это сплетение, смешение вегетативных, геометрических, архитектурных форм и человеческих фигур, выполненных с удивительной отчетливостью, с почти металлической резкостью, не носит, однако, того устрашающего демонического характера, который был свойствен скульптурному декору порталов и капителей высокой романики. Здесь нет сцен свирепой борьбы зверей или пожирания людей чудовищами. Все выглядит безобидно-нарядным, можно сказать, жизнерадостным. Своим изобилием и эмоциональной тональностью скульптурный декор портала в Бурже родствен архитектурному декору храмов второй половины XII века. Заимствованные из Шартра структурные идеи мастер этого портала переосмыслил в позднероманском духе.

Очевидно, что второй портал Буржского собора, ныне находящийся на его северной стороне, завершенный, как и южный, полукруглой аркой, был в первоначальном замысле боковым. Он меньше южного по размеру, и не столь разнообразно украшен. Орнаментика в нем решительно преобладает над человеческими изображениями. Все архивольты и откосы, их колонки, углы уступов и карнизы обильно покрыты орнаментами, такими же, как в южном портале. Только между ближайшими к дверному проему уступами имеются две женские фигуры. Они стоят на таких же колонках с толстыми капителями и под такими же архитектурными балдахинами с орнаментированными арками, как и статуи южного портала. Весьма вероятно, что для него они и предназначались. Кого изображают эти статуи, неизвестно, но вряд ли Церковь и Синагогу, так как обе стоят с высоко поднятыми головами и без соответствующих атрибутов. Тема рельефа тимпана — та же, что в южном портале шартрского ансамбля, однако иконография и стилистика очень отличаются от шартрских. В центре представлена Богоматерь с младенцем, сидящая на троне. По сторонам от нее поле тимпана разделено на два регистра, содержащих ряд сцен рождественского цикла. Однако здесь нет и следа торжественности шартрской сцены. Напротив, для фигур тимпана характерны экзальтированная подвижность поз и драпировок одежд, зыбкость силуэтов; фигуры, стремящиеся вперед, выглядят падающими, что заставляет вспомнить настенную живопись периода высокой романики, в частности росписи свода церкви Сен-Савен-сюр-Гартан. Романский склад мышления и романская стилистика одерживают в этом портале полную победу.

Портал западного фасада собора в Анже, как и большинство порталов второй половины XII века, одиночный. Его принято датировать 1149— 1159 годами — временем, когда возводились своды единственного нефа собора. Подобно порталам Ле Мана и Буржа, портал в Анже по иконографии и композиции своего скульптурного декора является производным от главного портала шартрского ансамбля, но пластика скульптур и весь облик портала — иные. Правда, за прошедшие столетия скульптура портала претерпела много повреждений и поновлений. В 1617 году ударом молнии был разбит тимпан, вследствие чего пришлось заменить фигуры быка и ангела в сцене Апокалиптического видения. В 1747 году были устранены дверная балка с рельефными изображениями апостолов и оазделительный столб со статуей патрона собора, св. Маурициуса. В 1830 году производилась реставрация оставшихся скульптур, в ходе которой были заменены головы Христа в тимпане и нескольких фигур в архивольтах, а также значительно поновлены статуи откосов. Однако нынешнее состояние портала все же позволяет судить об его архитектонике и о пластических свойствах скульптур. При взгляде издали может показаться, что портал в Анже принадлежит эпохе зрелой готики: во-первых, он имеет явственно выраженное стрельчатое завершение; во-вторых, уступчатые откосы покоятся на лишенном уступов цоколе. Из его гладкой плоскости выступают полуколонки, несущие сплошной карниз, на котором установлены фигуры. С начала XIII века откосы порталов перестали быть уступчатыми, так что в Анже оказалось предвосхищенным важное изменение портальной архитектуры, позволившее впоследствии статуям чувствовать себя свободнее на откосах и выглядеть не приклеенными, а прислоненными к колоннам. В Анже статуи помещены еще по-старому, на колоннах, маскирующих углы уступов, но дополнительных колонн между фигурами нет; архитектурные членения портала Анже не столь многочисленны и дробны, как в порталах Шартра, Ле Мана и Буржа. Не столь разнообразен по своим мотивам и скульптурный декор. Здесь отсутствует пышная и прихотливая позднероманская орнаментика. Только две волнистые линии акантовых листьев скромно украшают капители колонн на откосах. Весь портал заполнен объемными, тяжелыми человеческими фигурами. В архивольтах и на откосах они лепятся близко друг к другу, почти без интервалов. Как и в порталах зрелой готики, скульптура составляет здесь сплошной и плотный пластический слой, не столько акцентирующий, сколько скрывающий под собой архитектурные членения. Однако при ближайшем рассмотрении принадлежность портала собора Анже раннему этапу сложения готики становится очевидной. Статуям откосов свойственно некоторое величие, но они глыбообразны, аморфны, и кроме того, объемности их тел не соответствуют поверхностные, графичные и схематичные складки одежд.

У трех статуй этого портала робко намечается жест, который в скульптуре зрелой готики получил широкое распространение. Правой рукой персонажи портала Анже тянутся к своему вороту или ожерелью. Впоследствии этот жест стал конкретно-бытовым: фигура зрелой готики оттягивает ремень, соединяющий края плаща у ворота; одновременно этот жест приобрел эмоциональный смысл, став выражением уверенного самообладания персонажа.

Некоторое сходство с порталом собора в Анже обнаруживает портал церкви монастыря Сен-Луп-де-Но. В этом портале орнаментика локализована в зоне капителей, и архитектурные формы, как в Анже, лаконичны. Колонок, разделяющих статуи, нет, фигуры в архивольтах и на откосах помещены вплотную друг к другу. Но откосы этого портала целиком уступчатые, а исполнение фигур выдает руку провинциального мастера: статуи приземисты и плоски, у них короткие шеи и выпуклые, похожие на пуговицы глаза.