Помимо композиционных схем декора, бытовавших в романском искусстве, на порталах церкви Сен-Дени появляется нечто небывалое, принципиально новый элемент, какого еще не знала ни одна из предшествующих эпох мирового искусства, — статуя-колонна, то есть статуя, помещенная перед колонной, как бы висящая на ее стволе, приросшая к нему спиной. Статуя такого типа столь плоска и узка, поза ее так скованна, что ни голова, ни корпус фигуры не отклоняются от вертикальной оси, ни рука, ни свиток не выступают за пределы, положенные толщиной ствола колонны. Статуя в полном смысле уподобляется колонне, почти дублирует ее и в то же время как бы является ее иносказанием, выражает ее силовые токи языком органических форм. Но и силовые токи архитектурного элемента пронизывают статую, лишая ее самоценности, зримо включая ее в управляемый Божественной волей миропорядок.

Исследователей давно интересовал вопрос о происхождении статуи- колонны. Ее прототипы видели в рельефных фигурах, украшающих порталы и клуатры церквей Лангедока,35 в бургундских цистерцианских манускриптах, где фигуры, вписанные в инициал «I», имеют такие же вытянутые пропорции, такую же скованность поз, как и статуи-колонны.36
Прототипы статуй искали и в византийских манускриптах, и в зальцбургских миниатюрах византинирующего направления.37 Однако близких аналогий найти нигде нельзя. Специфический способ соединения статуи с колонной, найденный впервые в Сен-Дени, явился качественным скачком, структурным новшеством, оказавшимся очень перспективным для формирования готической концепции человеческого образа, так как он давал возможность сочетать в человеческой фигуре одушевленную телесность, тяготеющую к индивидуализации, с имперсональным спиритуализмом.

Поскольку статуи фасада церкви Сен-Дени не сохранились, судить о них можно только по косвенным свидетельствам и по случайно уцелевшим, весьма незначительным и малочисленным фрагментам. Общее представление о роли статуй-колонн в структуре портала, об их иконографии и о строении самих фигур дают статуи порталов западного фасада Шартрского собора, возникшего через десять лет после фасада Сен-Дени, а также статуи других порталов второй половины XII века, производные от шартрских, — в Этам- пе, Корбейе, Сент-Луп-де-Но, в соборах Ле Мана, Буржа. Некоторые особенности иконографии статуй Сен-Дени зафиксированы в рисунках, которые были сделаны с них Бернаром де Монфоконом в 1728 году.38 Основываясь на этих рисунках, Феге, а вслед за ним Маль 39 заключили, и, вероятно, справедливо, что скульпторы пришли в Сен-Дени с юга Франции. Из двадцати фигур, украшавших порталы, восемь — шесть на центральном и по одной на боковых порталах — имели скрещенные ноги — мотив, часто встречающийся в романской скульптуре, а также в настенной живописи Тулузы. Полагаясь на рисунки, можно сказать также, что статуи Сен-Дени не обладали такой вытянутостью и таким единообразием поз, как статуи западного фасада Шартрского собора. Руки персонажей согнуты по-разному, у некоторых вовсе опущены, в то время как у всех шартрских фигур правая рука сильно согнута в локте, а левая — слегка согнута.

В музеях США40
хранятся три головы, найденные в Сен-Дени и принадлежавшие, по всей вероятности, статуям фасада. Судя по этим фрагментам, скульптура Сен-Дени выглядела архаичнее, чем шартрская. Лица персонажей не оживлены, как в Шартре, слабым намеком на мимику; они неподвижны, словно маски. У всех них выпуклые глаза, мало углубленные в глазницы, будто налепленные на поверхность каменного блока. Можно предполагать, что концепция человеческого образа оставалась в Сен-Дени еще всецело романской и не содержала в себе признаков нового, которые появились в скульптуре Королевского портала Шартрского собора.41 Во всяком случае нынешнее состояние порталов церкви Сен-Дени позволяет судить с полной ответственностью только о структуре скульптурного декора и о его иконографической системе. Структура скульптурного декора порталов церкви Сен-Дени благодаря статуям-колоннам приобрела новый, по сравнению с романскими порталами, характер. Скульптурные фигуры, выталкиваемые вперед колоннами, создавали на порталах дополнительный пластический слой, обогащали архитектуру новыми линиями, формами и светотеневыми эффектами. В то же время они активно подчеркивали линии архитектуры. В романских порталах крупные рельефные фигуры не были непременной частью декора. Они появлялись от случая к случаю, нередко располагались асимметрично, и их композиционная роль состояла в том, чтобы оживлять прихотливыми арабесками силуэтов плоскости стен или скрывать форму столба наложенным на нее сложным плетением причудливых пластических форм. В Сен-Дени строгие ряды неподвижных, однородных, вторящих архитектурным линиям статуй делали более явственной, более выразительной саму архитектонику порталов. Такую же роль играли фигуры в архивольтах. В сравнении с романскими архивольтами валики арок стали в Сен-Дени более выпуклыми, поэтому и фигуры обрели ббльшие размеры и объемность и получили возможность более действенно выявлять архитектонику арочных завершений. Ориентация скульптурных форм по архитектурным линиям давала композиции декора четкую графическую схему, позволявшую ясно читать композицию даже издали, облегчавшую зрителю рассмотрение скульптурного декора и понимание смысловых связей, существующих между отдельными его частями.

То же стремление к ясности композиционной схемы, к легкости ее прочтения обнаруживается в рельефной сцене тимпана центрального портала церкви Сен-Дени, единственного компонента декора порталов, сохранившего свою первоначальную композицию.42 Тимпан посвящен теме Страшного суда. Э. Маль уже давно обнаружил сходство сцены Сен-Дени со сценой Страшного суда на тимпане лангедокской церкви в Болье.43
В центре каждой из этих сцен помещена большая фронтальная фигура Христа-судьи, сидящего с-распростертыми, как у распятого, руками. Позади него возвышается крест. Остальное поле тимпана заполняют фигуры ангелов, апостолов и воскресающих из гробов мертвецов. Но между двумя композициями есть весьма значительная разница. Сцена в Болье выглядит беспорядочной, запутанной. Это впечатление создается в первую очередь благодаря асимметричному расположению элементов композиции. Правда, фигура Христа находится на средней оси тимпана. Однако крест смещен влево от него, как бы вырастая из его плеча. Изогнутые лабильные фигуры ангелов, апостолов и воскресающих нестройно, на разных уровнях, большие вперемежку с маленькими, теснятся в поле тимпана. Как и апокалиптическая сцена в тимпане церкви в Муассаке, сцена в Болье носит экстатический визионерский характер. Ему вполне соответствуют образы чудовищ на архитраве под тимпаном—два ряда грифонов, крылатых львов, многоголовых змей.